Елена Колядина. Фото "Metro"
Елена Колядина. Фото "Metro"

Елена Колядина, журналист, писатель, персональный тренер: Повелительница мух

О детстве

20 ноября в мире отмечали Международный день ребёнка.
А мы тем временем объявили новый конкурс читательских колонок "Однажды в детстве". И пока наши читатели вспоминают интересные случаи из своего прошлого, постоянные колумнисты Metro рассказывают о своём детстве.

Однажды в детстве я решила сделать домик для мух. В тот момент я думала стать лесником и хотела иметь животных, но мама наотрез отказалась заводить щенка или котёнка. Папа был не против собаки, но мама сказала: "Выбирай – или я, или собака". Папа выбрал маму. И когда друзья спрашивали папу, почему же он не заводит лайку, о которой было столько разговоров, он отвечал: "Моя Софка сама кого хочешь облает".До этого я хотела быть продавцом мороженого, так как думала, что хозяйка тележки может бесплатно есть сколько угодно этого мороженого. Затем меня стали возить в детский сад на трамвае, и я решила, что буду кондуктором, так как была уверена, что вечером кондуктор уносит сумку с деньгами  к себе домой...
Так вот о мухах. Я поймала несколько мух, посадила в стеклянную банку, обустроила мухам кровать из травы, сбросила сверху, прикрывая банку ладошкой, чтобы жильцы не вырвались, дольку апельсина, закрыла крышкой и поставила в сервант. Мама, обнаружившая банку, была в негодовании. Я не отчаивалась и решила развести гусениц – мне хотелось, чтобы у гусениц тоже был маленький домик. Поместила в спичечный коробок цветок одуванчика, кусочек хлеба, запихнула гусеницу и положила в сервант – в этом предмете мебели в самом низу был мой личный шкафчик с откидывающейся дверцей в виде маленького столика, на котором, усевшись на пол, я рисовала. Несколько раз в день я проверяла, как хорошо гусенице живётся, а потом решила её дрессировать – выпускала на пол и, подталкивая карандашом, учила ползать по прямой линии. Гусеница всё время сворачивалась, но я была уверена, что воспитание ручной гусеницы – лишь вопрос времени. Мама, обнаружившая в серванте коробок с гусеницей, заставила отнести жильца на улицу.
Я так просила подарить мне какое-нибудь живое существо, что папа, занимавшийся плаванием с аквалангом, привёз его с Чёрного моря. "Соня, открой чемодан, – сказал он маме, – там подарок". Мама расстегнула молнию, и на пол стремительно выбрался краб и побежал боком. Мама завизжала, а я залезла от страха на кровать. Наконец мама купила мне хомячка. Он жил в посылочном ящике и каждую ночь вырывался на волю. Однажды в квартире соседок раздался отчаянный крик – они обнаружили моего хомяка в своей кладовке на мешке сухарей. Тётя Валя и тётя Клава со времён Великой Отечественной войны (а дело было в 1969 году) держали запасы продуктов и воды на случай фашистской бомбёжки. Тётя Клава, получившая на мужа похоронку, каждый год 9 мая шла его встречать с фронта. Муж никак не возвращался, и тётю Клаву клали в психиатрическое отделение. И вот этих двух сестёр напугал мой белый хомяк, стремительно убежавший в неизвестном направлении.
Потом папа привёз мне из Москвы трёх попугайчиков – он купил парочку, но один вылетел из окна гостиницы, и папа докупил ещё. Две самочки никак не могли поделить одного самца и всё время дрались за него. А он наслаждался жизнью.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.



Подписаться в Яндекс.Дзен

А также подписывайтесь на "Metr" в Яндекс.Новости




Загрузка...
Показать комментарии