Елена Колядина. Фото "Metro"
Елена Колядина. Фото "Metro"

Елена Колядина, журналист, писатель, персональный тренер: С новым словом!

О новых словах в наступившем году

Сколько же всего нового успело прийти к нам в наступившем году! В великом и могучем появились новые словечки.
"Сжиминфляция", например, – уже все знают, что это означает маркетинговый ход, когда производители, дабы не повышать цену, уменьшают объём продукта – буханка хлеба постепенно усохла с 800 граммов до 380 (я уж не говорю, что в моём детстве кирпич чёрного весил килограмм), в пакете молока теперь не один литр, а 930 миллилитров, или нашумевшие 9 яиц в упаковке вместо 10.

Новый глагол – "брекзить" (брекзит, брекзил, брекзю) – когда человек прощается, но не уходит. Например: "Василий Петрович скушал в гостях пол-литру, побил посуду, обложил нецензурно гостей, назвал хозяйку плохим словом, но не ушёл, а сидит и брекзит".

Термин "предпенсионный" вошёл в юридические документы – ведь весь прошлый год нас убеждали, что работать нужно до тех пор, пока не вынесут вперёд ногами.

Часть новых слов вспыхивает и быстро становится неактуальной – так было со словами "вангую" и "зашквар" – они потеряли привлекательность в глазах молодёжи, как только их стали употреблять герои передач на Центральном телевидении. Само слово "модный" теперь не в чести. Мои сыновья морщатся, когда я говорю: "Какой ты модный!"
Заметила, что на смену слову "эротика" прочно пришёл "секс", и уже никто не говорит целомудренно "эротические отношения". Сверкнул и померк "баттл" – сражение двух рэперов. Слово "гламур" приобрело насмешливый оттенок и употребляется только иронично. Но вновь всплыло слово аж 60-х годов прошлого века – "чувачок" (правда, тогда это были "чувак" и "чувиха"). Не сдаёт позиций "прикол" и "по приколу".

Но, мама дорогая, сколько же я живу, если на моих глазах изменилось написание множества слов. В моём детстве "сало" называлось "шпигом" ("шпиговать" – начинять колбасу шпигом, то есть салом), сначала малограмотные продавцы стали писать на ценниках на рынке "шпик", а теперь это слово уже официально пишется на упаковках. "Шпаклёвка" в моём детстве была "шпатлёвкой" – от слова "шпатель" (инструмент такой), "матрас" – "матрацем" и так далее. Не зря есть мнение, что язык, который мы используем в настоящем, – всегда неправильная речь предыдущих поколений. Бодрый пример того, как обжилась неграмотность – "мозайка" вместо "мозаики". Но и она не долго держалась – пришли "пазлы".

И теперь мы говорим не "мозаика сложилась", а "сложился пазл". Аэробика превратилась в фитнес, культуризм – в бодибилдинг. Великий океан речи смывает всё старое, уносит привычные слова в глубины языка, где они и осядут тонкими прожилками, как древние моллюски.

Грандиозный слом произошёл в 90-е годы. Помню, спросила сына, что они изучали по чтению? Добилась ответа, что фольклор. А что именно? Анекдоты. Окей! И про что анекдоты? "Про Чапаева и Петьку", – отвечает сын.  "А ты знаешь, кто это?" – "Нет". Язык и его герои сменились так быстро, что в школу не успели завезти новые учебники.

Пусть новые слова будут позитивными, навевающими бодрые мысли, пусть поменьше будет таких слов, как "новичок" и "токсичный", и побольше "мундиалей" (что бы это ни значило) и "крымский мост".

Мнение автора может не совпадать  с мнением редакции.



Подписаться в Яндекс.Дзен

А также подписывайтесь на "Metr" в Яндекс.Новости




Загрузка...
Показать комментарии