Ирина Арзуманова, в миру – инженер-строитель, в душе – лирик с приступами графомании.
Ирина Арзуманова, в миру – инженер-строитель, в душе – лирик с приступами графомании.

Ирина Арзуманова: Праздник и деньги

о новогоднем настроении

Как-то раз на Новый год мы остались без наличных. Из всех банкоматов в шаговой доступности народ вычерпал всеобщий эквивалент до дна, слизав даже раритетные бумажные десятирублёвки. Я расширила круг поиска, и счастье мне улыбнулось – в одном из отделений инкассаторы на моих глазах приступили к затариванию банкомата.

Пока они возились, на подступах собралась целая толпа граждан, окрылённая перспективой раздобыть налик для продолжения банкета. Инкассаторы денежку загрузили, страждущих с наступающим поздравили и уехали.

Лидировала в очереди пожилая женщина, торжественно приступившая к миссии первооткрывательницы. Все трепетно ждали её успехов. Но, похоже, бабуля промахнулась с ПИН-кодом, потому что начала операцию повторно. Потом ещё раз. Потом ещё... Женщина явно тренировала первичные навыки обращения с банкоматом под нервные подёргивания стремящейся к опохмелу публики. Можно было бы предложить ей помощь, но кто знает, как она отреагирует? В итоге жертвы безнала, сцепив зубы, терпели безрезультатную осаду банкомата до поры, пока напряжённую тишину не прервал мощный бас краснолицего мужика: "Народ, мы чего, Новый год тут встретим?"

Толпа выдала истеричное "хи-хи", а я как-то прониклась идеей. Чем, собственно, плохое место для встречи? Говорят, как встретишь, так и проведёшь. В непосредственной близости к источнику денег. Меня устраивает. На волне энтузиазма я вытащила из сумки бутылку грузинского и провозгласила: "Братья и сёстры, а что у нас со стаканами?" Оживившаяся публика вмиг нашла посуду, и мы распили первую. У одного в сумке оказалась сырная нарезка, у другого – колбаса.... Но нам было не до изысков. Тосты неслись один за другим... Спившаяся в стихийном порыве очередь уже пыталась освоить хоровое пение, когда позабытая банкоматная бабуся повернула к нам несчастное лицо и прорыдала: "Сынки, денег на хлеб не осталось, а продуктовый под домом карточки не берёт. Далеко в магазин идти не могу, ноги больные. Деньги сниматься не желают. Помогите!"

Один из мужчин моментально пришёл на помощь. Он вставил карточку в прорезь и сообщил: "А теперь набирайте ПИН-код". И благородно отвернулся. Но зря. "А я забыла этот код, пока тут стояла. Помню только, что там 4 цифирьки", – простодушно обрадовала нас женщина. Все тщетно пытались взбодрить её память, задавая наводящие вопросы, но бесполезно... И тогда очередники решили оказать ей гуманитарную помощь. Каждый вытряс из карманов остатки наличных, переговариваясь о странных закономерностях в сочетаниях цифр. "А вот мне как-то раз попался ПИН-код 6666", – поведал парнишка в готическом прикиде. Уже стоявшая на выходе бабуся вдруг резко обернулась: "Вспомнила! У меня такой же! Только две шестёрки наоборот. 6969!"

Зрительный зал притих, и тут опять раздался пьяный бас: "Да как же такой ПИН забыть-то можно?" Пока толпа хохотала, бабушка, наконец, сняла пару тысяч. Она доброжелательно оглядывала смеющихся и пыталась вернуть собранные деньги. Принимать назад купюры народ отказался, объяснив бабушке, что она может считать эту сумму премией за новогоднее настроение.

Недавние собутыльники в порядке очереди подходили к банкомату....  А я смирилась с тем, что не встречу Новый год в непосредственной близости к купюрам. Ничего страшного, деньги придут. Жалела только, что сейчас навсегда расстанусь с этой замечательной, тёплой компанией.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.




Подписаться в Яндекс.Дзен

А также подписывайтесь на "Metr" в Яндекс.Новости



Загрузка...
Показать комментарии