Артём Кирпичёнок. Фото "Metro"
Артём Кирпичёнок. Фото "Metro"

Историк Артём Кирпичёнок: Наш северный Винтерфелл

Петербургский публицист предположил, какие сюжеты истории Севера России могли вдохновить Джорджа Мартина на создание его знаменитой саги «Песнь Льда и Пламени»

…После смерти царя в неком могучем государстве начинается борьба за трон. Один за другим претенденты вступают на престол, а затем гибнут от руки более удачливых соперников. Каждый сражается за себя, и зачастую побеждает не верный и храбрый, а хитрый и вероломный. Окраинные земли грезят о былой самостоятельности, хищные соседи плетут интриги, мечтая о территориальных захватах, даже столица гибнет в огне. Но в конце  концов герои объединяются и избирают на трон нового правителя – щуплого, болезненного мальчика…

Историки и критики спорят, какие исторические сюжеты вдохновили Джорджа Мартина на создание его знаменитой саги «Песнь Льда и Пламени». Одни говорят о войне Алой и Белой розы. Другие вспоминают «Проклятых королей» Мориса Дрюона. Но зачем же так далеко ходить? Почему бы не вспомнить о Смутном времени, постигшем Русское государство в начале XVII века, когда после пресечения династии Рюриковичей на престоле последовательно сменились Борис Годунов, два Лжедмитрия и Василий Шуйский. Чем Марина Мнишек отличалась от Серсеи Ланнистер? Да и заканчивается история воцарением на руинах малолетнего Михаила Романова.

А какова роль нашей северо-западной ижорской и новгородской земли в этой саге? Мы, конечно же, Север. Издавна он был окружён стеной могучих каменных крепостей, подобных которым не было в других краях Московского государства. Копорье, Корела, Орешек, Старая Ладога, Тихвин берегли русский мир от угрозы, идущей со стороны полярной ночи. Ибо столетиями здесь шла война с голубоглазыми пришельцами с севера – шведами. Народная молва приписывала предводителям скандинавов магические качества. Так, живший в XVI веке шведский полководец Понтус Делагарди по легенде мог обращаться в различных животных, превращал в солдат птичьи перья, а уж воскрешение мёртвых было для него самым обычным делом.

Стоит ли удивляться, что отбиться от захватчиков удалось с большим трудом? Среди дворян и бояр даже нашлись свои Теоны Грейджои, открывшие ворота Новгорода шведам в 1611 году. Псков на несколько месяцев обрёл самостоятельность под властью авантюриста Сидорки, известного под именем Лжедмитрия III или «Псковского вора». В итоге финал нашей «Игры престолов» получился неоднозначным и, наверное, тоже не удовлетворившим всех тогдашних зрителей. По Столбовскому миру 1617 года земли в устье Невы остались за шведской короной, но Новгород, Ладога, Порхов возвращались Московскому царству. Впрочем, спустя менее чем сто лет «Песнь Льда и Пламени» на Невских берегах получила свой сиквел, ключевым событием которого стало основание нашего города – Санкт-Петербурга.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.


Подписаться в Яндекс.Дзен

А также подписывайтесь на "Metr" в Яндекс.Новости




Загрузка...
Показать комментарии