Вахтанг Джанашия. Фото "Metro"
Вахтанг Джанашия. Фото "Metro"

Вахтанг Джанашия: Патриарший тупик

Про живое общение

Человеку общение необходимо. С возрастом мужчин объединяют во дворах шахматы, домино и споры о футболе. Женщины, судя по моим наблюдениям, предпочитают бесконечные телефонные разговоры. У покойной мамы были четыре постоянные подружки-собеседницы. Две москвички, что на бюджете семьи не сказывалось. Но ещё две в Питере и Ереване. На минуточку, народные артистки СССР Людмила Макарова и Метаксия Симонян. За разговоры с ними приходили совершенно безумные счета. Теперь безумные счета приходят за многочасовые разговоры моей жены с оставшимися в Питере сестрой и школьной подружкой.

Отец как-то сказал профессору Дароняну, мужу Симонян, ректору Ереванского иняза: "Как ты здорово держишь форму. Стройный. А я"… Сергей Карпович шутливо вздохнул: "Голодаю. Прихожу голодный домой, а Метаксия не кормит, по телефону разговаривает". Мама вступилась за приятельницу, мол, я тоже по телефону говорю, а мой муж ни грамма не убавил. Отец выдал: "У Метаксии, наверное, собеседниц больше".

На самом деле разговоры в обществе моих родителей были упоительно интересны. В те годы даже телевизоры были не у всех. А для прослушивания забугорных радиостанций нужна была дорогостоящая аппаратура. Темой обсуждения были дивные спектакли в Москве, Ленинграде, Тбилиси, Паневежисе, книги, переходившие друг от друга. И, конечно, "вбросы" западных радиоголосов.

В нашем же поколении компании в Тбилиси делились строго по районам. Мы, с "Земмеля" (это район у памятника Руставели), дружили с "верийскими" (от речки Верэ) и "круговыми" (кто-то ещё помнит, что в районе Вакэ ездил и разворачивался трамвай?). Но насмерть враждовали и регулярно лупили наглых "сололакских", воображавших, что раз живут у площади Ленина, то именно они истинные тбилисцы.

Одно время у нас завелась мода собираться в хинкальной "Самаиа". И обсуждать наши вселенские проблемы: модные дублёнки, в которых невыносимо жарко, подвиги израильской "военщины", показавшей почему-то недружественным нам арабам кузькину мать, новорождённый ансамбль "АББА" и городские сплетни. Оплачивал наши хинкали с пивом наш же земмельский гаишник Жорка Сомех (Сомех – прозвище, в переводе – армянин), нещадно дравший водителей за реальные или придуманные им нарушения. Сомех же, расплачиваясь, всякий раз прекращал очередную хинкальную посиделку ворчанием: "Сколько можно жрать? Дайте на семью немного заработать".

Нынешних молодых Интернет ощутимо "одомашнил". Но необходимость в личном, шумном общении остаётся. Сужу по детям: темы обсуждения совсем другие, но не менее эмоциональные. Группировки по местам тусовок. И вот тут закавыка. Байкеры, к примеру, собираясь на Воробьёвых горах, практически никому не мешают. Но есть сборища у Патриарших в Москве, на Рубинштейна в Петербурге. Там люди живут, измученные тусовщиками, их количеством и шумом. Разогнать тусовку легко – было бы желание. Или указивка "сверху". Но это примитивный выход из положения. Наши городские власти доказали, что способны изыскивать нестандартные решения. На Патриках без оригинальной придумки не обойтись. Такой, чтоб увековеченное в "Мастере и Маргарите" место не запустело. Но и чтоб жители не проклинали булгаковскую роман-притчу и нерадивых правоохранителей.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.


Подписаться в Яндекс.Дзен

А также подписывайтесь на "Metr" в Яндекс.Новости




Загрузка...
Показать комментарии