Цикл "Музейный экспонат": блокадный дневник медика помог найти потомков

К 80-летию полного освобождения Ленинграда от фашистской блокады Metro продолжает серию публикаций «Музейный экспонат». Сегодняшний материал – о дневнике, который вели в годы войны ленинградцы Фаина Прусова и её сын Борис.

Фрагмент дневника Фаины Прусовой с рисунками её сына Бориса. Фото Алёна Бобрович, "Metro"
Фрагмент дневника Фаины Прусовой с рисунками её сына Бориса. Фото Алёна Бобрович, "Metro"
Внук автора блокадного дневника Александр Прусов и директор Военно-медицинского музея Анатолий Будко. Фото Алёна Бобрович, "Metro"
Внук автора блокадного дневника Александр Прусов и директор Военно-медицинского музея Анатолий Будко. Фото Алёна Бобрович, "Metro"
Санинструктор Надежда Прусова. Снимок был сделан в 1944 году, на нём девушке 22 года. Фото Предоставлено Военно-медицинским музеем
Санинструктор Надежда Прусова. Снимок был сделан в 1944 году, на нём девушке 22 года. Фото Предоставлено Военно-медицинским музеем
Борис Прусов во время блокады работал в больнице им. Софьи Перовской и военном госпитале. Фото Предоставлено Военно-медицинским музеем
Борис Прусов во время блокады работал в больнице им. Софьи Перовской и военном госпитале. Фото Предоставлено Военно-медицинским музеем

В Военно-медицинском музее хранится дневник жительницы блокадного Ленинграда, медсестры больницы им. Софьи Перовской (сейчас это больница №5) Фаины Александровны Прусовой.  Эти записи она вела с лета 1941 года до конца блокады. В общую тетрадь подшиты рисунки, сделанные руками её детей – военного хирурга Бориса и санинструктора Надежды.  В числе вкладок дневника – газетная вырезка: портрет с подписью "На снимке отважный санинструктор комсомолка Надежда Прусова".

Сын Фаины Александровны Борис в 1942 году окончил медицинский институт, совмещая учёбу с работой в больнице им. Софьи Перовской. После окончания института служил хирургом в военном госпитале, принял участие в прорыве блокады.
В 1958 году, через 13 лет после окончания Великой Отечественной войны, Фаина Александровна передала дневник в Военно-медицинский музей.

Внук автора блокадного дневника Александр Прусов и директор Военно-медицинского музея Анатолий Будко.

Внук автора блокадного дневника Александр Прусов и директор Военно-медицинского музея Анатолий Будко.

Алёна Бобрович, "Metro"

Фото:

"Спим в платках, муфте и просто замерзаем"

Фаина Прусова фиксировала все важные, на её взгляд, события, которые происходили в жизни семьи. С самой страшной блокадной зимы 1941–1942 года остались такие записи:

"За хлебом большая очередь с ночи. В 6 ч. получили по 125 грамм, этот кусочек в 7 ч.  съедаем, а весь день пьём воду. Спим в платках, в муфте и просто замерзаем".

"Боря на приёме в больнице Перовской принимает в шинели и рукавицах. Чернила у него замёрзли. Тётка передала ему корочку хлебца".

"Мы думаем только о хлебе и о хлебе... Его, говорят, везут – где-то за Ладогой, говорят, для ленинградцев горы продуктов. Но, Боже мой, когда это будет! Ведь люди мрут как мухи, валяются везде как брёвна. Их некому поднять. Мы уже обречённые. Как бы Наденьку и Борю спасти. Мы в кольце, блокаде".

На одной из страниц дневника Фаина Александровна пишет о смерти своего мужа Дмитрия Дмитриевича Прусова.
Врач Борис Прусов рисовал свой кабинет, делал зарисовки с улицы. На одной из его работ изображена блокадная зима: трупы умерших от голода ленинградцев по заснеженному городу перевозят на грузовиках и саночках.

– Об этом дневнике в своей знаменитой "Блокадной книге" написали Даниил Гранин и Алесь Адамович, –рассказывает лектор-экскурсовод музея Никита Алтухов. – Охарактеризовали Фаину Александровну как не только яркую личность с трагической материнской судьбой, но и как человека с литературным даром. Она и сыну подсказала записывать всё, что тот видит. Когда студента-медика мобилизовали, она взяла толстую тетрадь и сказала: "Записывай туда самые интересные вещи, потому что есть такая фраза: "И плохие записки современников ценны для потомков".

Потомки узнали о дневнике из новостей

Фаина Прусова и её сын Борис остались живы. Дочь Надежда погибла в Прибалтике в мае 1945 года.

– Со временем связь с родными семьи Прусовых была утеряна, мы ничего о них не знали, – говорит сотрудница музея Карина Назанян. – Этими экспонатами – дневником, рисунками и сохранившимися фото – очень дорожили. Им посвящён отдельный раздел в Музее блокадной медицины, который открыт в стенах Военно-медицинского музея. Незадолго до юбилейной даты полного освобождения Ленинграда от фашистской блокады дневник был издан. Об этом сняли телесюжет. После его выхода случилось чудо: с нами связался внук Фаины Александровны и сын Бориса – Александр Борисович. Оказалось, они не знали, что дневники их предков, переживших блокаду, сохранены и давно стали музейными экспонатами.

Потомки блокадников Прусовых недавно побывали в Военно-медицинском музее. Они передали ценные семейные реликвии: памятную медаль в честь 80-летия снятия блокады с удостоверением А.Б. Прусова (Александр Борисович родился в 1943 году в Ленинграде), модель автомобиля ("блокадная полуторка") и газетную вырезку с заметкой о семье.

Показать комментарии