Народный артист СССР Регимантас Адомайтис: «Смерть – конечная остановка»

Советский и литовский актер скончался 20 июня в возрасте 85 лет. Metro публикует невышедшее интервью знаменитости 2017 года.

Народный артист СССР Регимантас Адомайтис: «Смерть – конечная остановка». Фото предоставлено театром-фестивалем "Балтийский дом", "Metro"
Народный артист СССР Регимантас Адомайтис: «Смерть – конечная остановка». Фото предоставлено театром-фестивалем "Балтийский дом", "Metro"
Народный артист СССР Регимантас Адомайтис: «Смерть – конечная остановка». Фото предоставлено театром-фестивалем "Балтийский дом", "Metro"
Народный артист СССР Регимантас Адомайтис: «Смерть – конечная остановка». Фото предоставлено театром-фестивалем "Балтийский дом", "Metro"
Народный артист СССР Регимантас Адомайтис: «Смерть – конечная остановка». Фото предоставлено театром-фестивалем "Балтийский дом", "Metro"
Народный артист СССР Регимантас Адомайтис: «Смерть – конечная остановка». Фото предоставлено театром-фестивалем "Балтийский дом", "Metro"
Народный артист СССР Регимантас Адомайтис: «Смерть – конечная остановка». Фото предоставлено театром-фестивалем "Балтийский дом", "Metro"
Народный артист СССР Регимантас Адомайтис: «Смерть – конечная остановка». Фото предоставлено театром-фестивалем "Балтийский дом", "Metro"
Народный артист СССР Регимантас Адомайтис: «Смерть – конечная остановка». Фото предоставлено театром-фестивалем "Балтийский дом", "Metro"
Народный артист СССР Регимантас Адомайтис: «Смерть – конечная остановка». Фото предоставлено театром-фестивалем "Балтийский дом", "Metro"

Знаменитый советский и литовский актер Регимантас Адомайтис скончался 20 июня в возрасте 85 лет. Metro публикует невышедшее интервью 2017 года. Тогда актер стал лауреатом премии "Балтийская звезда" в рамках театрального фестиваля "Балтийский дом". Как оказалось, это был его последний визит в Петербург.

В рамках фестиваля вы представляли фильмы со своим участием. Сами их пересматриваете?

- Никогда. Это уже мертвый продукт, прошлое. А желания копаться в прошлом, в воспоминаниях, писать мемуары у меня нет. Не знаю почему. Я иду дальше. А куда мне идти в 80 лет? Надо приближаться к смерти. Смерть – это удивительная вещь, цель всей нашей жизни. Хочешь – не хочешь, а ты идешь в этом направлении. Это конечная остановка. Об этом когда-то написал физиолог Илья Мечников: человек страстно стремится к смерти, как к своей заветной цели. На самом деле, мы все движемся в эту сторону. Только пока молоды, об этом не думаем. У нас есть желание завоевать мир, стать известными. А у актеров, как правило, вообще разбухшие амбиции.

А у вас?

 - И у меня были разбухшие. Я с самого детства мечтал стать известным. Сначала писателем – потому что любил литературу. Потом влюбился в театр и решил стать актером. Не ленился работать, и это принесло какие-то результаты. Сейчас мне не важно, узнают меня или нет, помнят или нет. Могу спокойно пить чай и не думать об этом.

То есть вы удовлетворили свои амбиции?

- Думаю, да. Понимал, что я плохой актер, но старался. Составил план: через десять лет я должен был прославиться. Это произошло раньше: стал сниматься в кино, и обо мне заговорили. Я даже решил, что стал хорошим актером. Сейчас понимаю, что ошибался. Единственное оправдание: я много работал. Когда-то я учился на физико-математическом факультете. Когда ты неделями решаешь формулы, высушиваешь свою голову – вырабатываются усидчивость и сила воли. А что было делать? Родители сало присылают, надеются, что их отпрыск получит серьезное образование, а не станет паяцем. Сало я отработал, диплом получил, но потом все-таки пошел своей дорогой.

Но ведь есть роли, которыми вы гордитесь, с которыми связаны особенные воспоминания?

- Я не являюсь актером, который может сыграть все. Необходимо, чтобы роль меня захватила, потянула за собой. Я не люблю свои роли в кино. А из театральных работ значительные могу сосчитать по пальцам одной руки. Был такой спектакль "Отшельники Альтоны" по пьесе Жан-Поля Сартра. Я играл бывшего солдата гитлеровской армии, который прошел фронт в России, видел все ужасы войны, поверил в фашистскую идеологию. Но его совесть не могла оправдать всего, что происходит. Вернувшись с фронта, он закрывается на чердаке и никуда не выходит. Не хочет видеть, как Германия восстанавливается. По его мнению, все должно быть разрушено. Чтобы погрузиться в эту роль, я изучил философию экзистенциализма. Роль получилась. До самого конца жизни актера и моего друга Донатаса Баниониса мы играли с ним в спектакле "Встреча". Драматург свел двух композиторов – Баха и Генделя, хотя в жизни они никогда не виделись. Банионис играл Баха, а я Генделя. Весь спектакль мы спорили на сцене, и это было замечательно. Есть еще несколько достойных ролей, об остальных нечего и говорить.



Подписаться в Яндекс.Дзен

А также подписывайтесь на "Metr" в Яндекс.Новости

Реклама


Показать комментарии