Metro поинтересовалось у экспертов, так ли опасны сказки на самом деле. Фото Pixabay
Metro поинтересовалось у экспертов, так ли опасны сказки на самом деле. Фото Pixabay
Metro поинтересовалось у экспертов, так ли опасны сказки на самом деле. Фото Pixabay
Metro поинтересовалось у экспертов, так ли опасны сказки на самом деле. Фото Pixabay
Metro поинтересовалось у экспертов, так ли опасны сказки на самом деле. Фото Pixabay
Metro поинтересовалось у экспертов, так ли опасны сказки на самом деле. Фото Pixabay

Старая недобрая сказка: почему современные родители стали их бояться больше, чем дети

Сказки, которые мы читали в детстве, стали яблоком раздора для современных родителей

"Пропаганда насилия и жестокости", "угроза детской неокрепшей психике" – лишь немногое из того, что можно услышать в адрес большинства народных сказок.

Под раздачу попадают и "Семеро козлят", и "Красная Шапочка", и даже "Колобок". Современные заботливые родители задаются вопросом: зачем пугать своего малыша?

Metro поинтересовалось у экспертов, так ли опасны сказки на самом деле.

– Да, есть такие убеждения. Я встречала родителей, которые настороженно относятся к сказкам, – рассказывает кандидат психологических наук, клинический психолог Алиса Ковпак. – Надо понимать, что русские народные и вообще народные сказки передают обобщенные образы, черты, общие для всего народа. Они носят обучающий характер: как надо поступать, а как нельзя. И мы, старшее поколение, учились на этих сказках. Взрослые, которые сейчас боятся читать детям сказки, сами не воспринимали их в детстве как страшные и жестокие. Например, в сказке "Колобок" мы не воспринимали ситуацию так: кровожадная лиса коварно съела колобка. Важно понимать, что ребенок не делает акцент на поедании чего-то живого, не рисует себе страшную картину, а учится тому, что есть хитрые лисы и стоит быть с ними осторожнее, что у наших поступков есть последствия. А родитель смотрит на сказку сквозь призму своего травматического опыта, связанного не с ней, а с чем-то другим. Через сформировавшийся ментальный фильтр смотрит на сказку и автоматически воспроизводит в голове свой пережитый травматический опыт. Ему это не нравится, он переживает, ему кажется, что это грубо, жестоко и не стоит ребенка знакомить с такими вещами. Хотя ребенок еще не имеет такого опыта, такого фильтра и смотрит на описываемую ситуацию в сказке более независимо, безоценочно. То есть родители, не читающие сказки, скорее ориентируются на свой подростковый или взрослый осознанный опыт, который проецируют на сказку и в связи с чем не хотят делиться ничем плохим со своим ребенком. С одной стороны, их намерения-то благие: зачем рассказывать маленькому ребенку о каких-то ужасах этой сложной жизни. Но сказки к этому не имеют отношения, в них есть метапосыл, есть контекст, и ребенок воспринимает скорее суть сказки, нежели форму, которую как раз видят родители.

Metro поинтересовалось у экспертов, так ли опасны сказки на самом деле.

Metro поинтересовалось у экспертов, так ли опасны сказки на самом деле.

Pixabay

Фото:

Волк съел Красную Шапочку, но это не страшно

– Если мы возьмем, к примеру, сказку "Красная Шапочка", где родителей волнуют сцены поедания ребенка и последующее вспарывание живота волку, то отмечу: чтобы нанести психологическую травму ребенку чтением этой сказки, он должен быть подготовлен к ней, то есть должен знать, как выглядит вспарывание брюха топором. У него должна быть предустановка: готовность увидеть кровожадное зрелище, понять, как волки едят свою добычу. У него должно быть это представление. Но эта сказка рассчитана на маленьких детей дошкольного возраста, а ребенок еще не имеет такого представления, такого опыта, таких картинок в голове, какие есть у взрослых. Это взрослый человек видит сквозь свой опыт кровожадные и жестокие картины, а ребенок увидит то, для чего эти сказки и рассказываются: опыт преодоления сложных ситуаций. Здесь говорится о том, как не надо делать: сходить с тропинки в лесу, рассказывать незнакомцам, что у тебя лежит в корзинке и куда ты идешь. Об этом сказка, а не о кровожадной форме, за которую так цепляется родитель. А делает он это потому, что так преднастроен, у него есть какой-то травматический опыт или какие-то представления, которые заставляют его цепляться. И он этого не замечает, свои ментальные фильтры заметить не так просто, для этого нужно проделывать систематическую работу со своим мышлением, чем и занимается когнитивная психотерапия.

Баба-яга засовывает Ивана в печь: не надо бояться

– Испугаться того, как Баба-яга сажает Ивана на лопату и пытается зажарить в печи, ребенку довольно сложно, – продолжает психолог, – только если он будет переживать за самого Ивана. У ребенка нет предустановки на то, что сейчас, как говорится, будет мясо: запахнет жареным, повсюду кровь, обглоданные кости. Это взрослые, насмотревшись фильмов ужасов или, не дай бог, пережившие какие-то травматичные события, представляют соответствующую картину. Не надо бояться читать детям сказки. Есть даже сказкотерапия, когда подбирается сюжет по ситуации, с которой работают ребенок и психолог, и этот сюжет разбирается, проигрывается. Это делается для того, чтобы ребенок или семья смогли допережить важный травматический момент и понять, что такое там так зацепило, что привело к проблеме. Читайте сказки, не бойтесь, и это будет научением, но не дидактическим, а в приятном совместном времяпровождении. Не надо расстраиваться, если ребенок что-то принимает близко к сердцу и плачет, но стоит заинтересоваться и выяснить у малыша, почему он так переживает. Ведь есть дети, которые очень эмпатичны, они могут сжиться с героем, сопереживать ему. И это говорит о том, что у ребенка есть талант, такая способность: глубоко чувствовать ближнего.

Metro поинтересовалось у экспертов, так ли опасны сказки на самом деле.

Metro поинтересовалось у экспертов, так ли опасны сказки на самом деле.

Pixabay

Фото:

Что скажет филолог?

О специфике народных сказок Metro рассказала старший преподаватель кафедры романской филологии СПбГУ Анастасия Петрова.

– Народная сказка – это фольклор. То, что передавалось от поколения к поколению, создавалось изначально в устном жанре, дополнялось и видоизменялось. Народная сказка придумана людьми, а людям, если они не писатели, свойственно рассказывать свою жизнь. Эта жизнь может быть наполнена самыми разными событиями, не обязательно приятными. Народная сказка довольно реалистична, хоть это и оксюморон. Она резкая и от литературной отличается именно своей безапелляционной прямотой. Никакие острые углы не сглажены, никто не думал о читателе, об аудитории, наших интересах и чувствах. И уж тем более никто не думал о психологии и психике ребёнка. Восприятие сказки ребёнком не учитывалось в принципе, потому что и сам ребёнок долгое время воспринимался как взрослый. Отрок, а не ребёнок. Это очень важно.

В современной культуре иное отношение к жестокости

– Да, в народных сказках встречаются проявления жестокости и насилия, как и в любых книгах, фильмах и вообще в искусстве, – продолжает Анастасия Петрова. – Насилие есть в жизни. Другое дело, что мы воспринимаем сказку как нечто, предназначенное для детей, и в нашей современной культуре отношение к детям абсолютно не такое, какое было, скажем, 200 лет назад. Мы думаем о психологическом состоянии ребёнка, о его развитии, внимательно относимся к его организму и всем факторам, которые могут повлиять на его дальнейшую жизнь. У нас есть форумы для мам, семинары, тренинги и множество новшеств, которые помогают растить детей. Поэтому и запрос у современных мам на помогающую литературу очень высок, а травмирующие тексты часто отвергаются. Сказки, особенно народные, как раз попадают в категорию травмирующей литературы, если учитывать этику XXI века.

Рекомендации к чтению

– Если отвечать на вопрос, какие сказки лучше подойдут для чтения детям, то мне кажется, что всё очень индивидуально, но любая хорошая литература потенциально подходит. В том числе и народные, и литературные сказки. Если говорить о насилии в сказках, мы сразу же упираемся в противоречие: сидеть в Интернете, в ТикТоке и поглощать самый разный текстовый/визуальный мусор (состоящий далеко не только из добрых сказок) можно, а читать так называемые травмирующие тексты нельзя? Можно. Просто важно процесс чтения правильно организовать: читать вместе с родителями, иметь возможность что-то обсудить, объяснить, понять, поплакать, если необходимо. С ребёнком вообще надо разговаривать о книжках. И тогда читать можно всё. Чем больше маленький человек переварит, осознает, тем проще будет входить в мир подростковой литературы. Я бы порекомендовала и народные сказки, и литературные, и книги современных авторов: Анастасии Орловой, Анастасии Строкиной, Анны Ремез, Анны Игнатовой. Всё это авторы прекрасных современных сказок.



Подписаться в Яндекс.Дзен

А также подписывайтесь на "Metr" в Яндекс.Новости



Загрузка...
Показать комментарии