В интервью с Юрием Стояновым Metro раскрыло неожиданные подробности жизни актёра

Актёр рассказал Metro о своей роли в сериале "Артист с большой дороги", работе над ним, его основной идее, отношениях с юмором и ближайших творческих планах.

Актёр Юрий Стоянов в сериале "Артист с большой дороги". Фото START, Wink
Актёр Юрий Стоянов в сериале "Артист с большой дороги". Фото START, Wink

По сюжету вор по кличке Артист выходит на свободу и первым делом отправляется в дом сына, где когда-то припрятал деньги. Но есть проблема: сын в тюрьме, а жена и внуки – препятствие на пути к кладу. Тогда персонаж Стоянова решает переодеться в женщину и устроиться няней. Metro поговорило актёром об этой работе, о  женском стендапе, современном кино и сериалах и даже о телефонных мошенниках.

В последнее время мы вас видели и в образе главы вампирского клана, и в образе артиста-юмориста, теперь вот вор. Правда, был ещё не очень честный скульптор в “Пяти процентах”. Простите за дерзость: как дошли до воровской жизни?

– Да, там очень интересная история, если вы посмотрите сериал, то узнаете, что изначально этого человека подставили, и никакого отношения ни к какому криминалу он не имел. У него есть личный враг в этом небольшом городке, в котором они живут, ну а дальше уж он стал соответствовать ситуации. Уж лучше грешным быть, чем грешным слыть, как сказал Вильям Шекспир. Вот он по этому принципу и существует. Но после своей последней отсидки он выходит и решает восстановить справедливость теми способами, которые сам считает справедливыми. И это желание приводит его к той череде перевоплощений, на которых и построен сериал “Артист с большой дороги”. Поэтому это не человек, которому нравится переодеваться, а человек, которого жизнь загнала в такие обстоятельства, что у него нет другого выхода. Плюс  – у него есть актёрские способности и даже кличка Артист уже многие годы. Ну а как я дошёл до такой жизни? – До такой жизни доходишь, если сценарий пишут специально для тебя. А это тот случай, когда сценарий был написан под меня, и тут ты радуешься тому, что дошёл до такой жизни.

Насколько я знаю, это не первый случай, когда сценарий пишется специально под вас.

– Да. Их три. Это “Человек у окна” Дмитрия Месхиева – полный метр, сериал “Вампиры средней полосы” и вот эта история “Артист с большой дороги”, которая выходит в онлайн-кинотеатрах START и Wink.

На первый взгляд, это комедия. Но мне кажется, это только на поверхности. В чём всё-таки главная идея сериала?

–  Идея-то на самом деле очень простая: как жалко, что иногда для того, чтобы восстановить правду, нужно действовать вот таким способом – прикидываться, иногда врать. Хорошо бы, чтобы не приходилось этого делать, но люди, с которыми он имеет дело, вынуждают его.

Вы уже работали с Дмитрием Грибановым на “Вампирах”.

– Сначала я однажды ещё вместе с Дмитрием Грибановым  работал как с оператором. Он замечательный оператор, между прочим, работавший над фильмом “Горько”. В начале 2000-х я у него снимался в картине “Очень русский детектив”. А как с режиссёром – да, я ним столкнулся второй раз.

Что-то новое с ним в работе открыли для себя?

–  Вы знаете, тут важны не открытия. Тут важно, чтобы вы с режиссёром общались на одном языке. Мы очень легко понимали друг друга, и нам не приходилось долго дискутировать на тему того, как сыграть, что сыграть. Я вообще послушный артист, когда мне нравится то, что я делаю. И режиссёр от меня слышит, как правило, всего две фразы: “Хорошо” или “Я попробую”. И в этом смысле мне было с ним очень комфортно, легко и весело.

У вас на съёмочной площадке часто складываются дружеские отношения с молодыми артистами: с Глебом Калюжным, с Евой Смирновой. Вы не только выступаете наставником, но и даёте им путёвку в жизнь. А как было здесь?

– Здесь было два совсем молодых актёра, которые играют Чука и Гека, – Владислав Воробей и Антон Шаврин. Поначалу они были немного зажаты, но это было связано, наверное, отчасти с моим присутствием в кадре, какими-то их представлениями обо мне,  о том, что я артист, который намного старше. Но это абсолютно естественная история, я бы на их месте в своё время зажался бы намного больше. Но это очень быстро преодолевается благодаря тому, что вы делаете общее дело, и тому, что есть такая штука – шутка. С шуткой легче переносить трудности. Это мнимое представление о статусе какого-то артиста очень быстро развеивается, и вы становитесь просто партнёрами. А партнёры они были очень хорошие.

Вы здесь переодеваетесь в женщину. Все мы прекрасно помним вас в “Городке”, где вы тоже часто это делали. Вам пригодился тот опыт?

– Было бы глупо отнекиваться и отмахиваться от "Городка". Во-первых, это огромное дело моей жизни, очень важное, которым я очень дорожу, которое очень люблю, которое изменило мою жизнь. Кроме того, в “Городке” я был вынужден, я всегда это подчёркиваю: не хотел, не мечтал, а был вынужден играть много женщин – в силу того, как выглядел мой партнёр. Он был потрясающий артист, но из-за усов в нём не было такой внешней, поверхностной универсальности, чтобы рассказывать истории, которые называются "Он и Она". А мы не могли ими пренебречь, не могли их отбросить, потому что это очень сузило бы тогда палитру и количество юмора и историй. Но это профессиональный, ремесленный опыт. Он, конечно, накапливается, но есть принципиальная разница в том, что я делал в "Городке" и что здесь. Там ты мог позволить себе так весело наиграть слегка, с некоторым перебором, и истории были очень короткие, по 2-3 минуты, максимум 4. Здесь ты должен сыграть одну женщину – когда мужчину жизнь заставила притвориться ею, потому что у него не было другого способа попасть в эту семью. Он делает это совсем не от любви к переодеванию. Ещё сложность заключается в том, что там в кадре маленькие дети, а они же очень чувствительны к фальши. И если дети не поверят, не поверит в это и зритель, он же через них сканирует, как они относятся к тому, что к ним пришла пожилая женщина, которая будет их няней. И это принципиальная разница, тут был нужен какой-то другой уровень правды, если хотите, чем в "Городке".

Есть ли сейчас на нашем ТВ что-то похожее на “Городок”? Какие юмористические передачи смотрите вы?

– Любой скетчком, который появился позже – люди, разыгрывающие скетчи или маленькие, коротенькие смешные истории, – наверное, это всё похоже. А вот насколько это похоже, и со знаком "плюс" или "минус", это должен решать зритель. Я вообще не люблю скетчкомы, и, в принципе не являюсь как зритель большим поклонником комедии, хотя работаю в этом жанре очень много лет. Вот такой вот парадокс. Но, конечно, в "Однажды в России" очень смешно работают ребята. Но мне больше  нравится, если говорить о юморе, авторская составляющая современного юмора, например, в женском стендапе, уж точно. А из молодых не драматических артистов, не киноактёров, а тех, кто нацелен только на это на эстраде и на сцене, наверное, первым номером будет Гарик Харламов, я очень его ценю и мне очень нравится уровень его органики.

Вы сказали о женском стендапе. То есть вы считаете, что женский юмор существует?

– Что значит, я считаю, что женский юмор существует? Какое большое открытие! Наверное, действительно какое-то время существовало такое предубеждение – в силу того, что раньше из женщин-авторов мы могли назвать только Тэффи. Ну, может быть, ещё одно-два имени. А сегодня то, что это стали показывать, конечно, невероятный прорыв, потому что женщины привнесли в это помимо юмора очень много своей боли и открытий для нас: как женщины воспринимают этот мир и что такое их чувство юмора. А это высочайшего уровня человеческий, пропущенный через сердце, ум и боль, юмор. И очень смешной при этом.

Вы рассказывали, что сами регулярно смотрите сериалы, в том числе отечественные. Как вы оцениваете их уровень?

–  Сейчас действительно, по сравнению с полным метром в России, всё, что происходит в онлайн-кинотеатрах, на видеосервисах, с моей точки зрения, лидирует. По качеству, по сценарному, в том числе, потому что это территория всё-таки не только жанровая, не только аттракционная, как кино. Это территория человека в кадре.

А что вы смотрели в последнее время, что больше всего запомнилось, понравилось?

– Я смотрю очень много сериалов. Из последних – "Фишер" с Ваней Янковским – блестящий совершенно сериал, и "Слово пацана" – очень мощная большая работа – при всех спорах, которые идут вокруг. Оба, конечно, как-то связаны с криминалом, оба не жанровые, но это очень мощные работы.

А как дело обстоит с кино? Чего ему не хватает, а чего, может быть, наоборот, с избытком?

– Жанровое кино слишком коммерциализированно на сегодняшний день. Я говорю о том большом кино, которое выходит всероссийскими премьерами: "Смотрите во всех кинотеатрах!". В этом очень много жанра, очень много музыки. Я понимаю – это бизнес, кино должно выживать, и я рад за всех коллег, я рад за цифры, которые они получают – и зрительского рейтинга, и финансовые цифры. Но с этим вместе уходит что-то, что было и в российском кино, я уж не говорю о советском. Мне мало человека. Мне мало человеческой истории. Мне мало того, что Станиславский называл "жизнью человеческого духа". Уж пусть меня простят за пафос – больших драматических, таких вот мощных картин мне не хватает. А с жанровым кино всё в порядке, с музыкальным, весёлым – всё неплохо.

Я не могу вас не спросить о третьем сезоне "Вампиров". Приоткройте, пожалуйста, завесу, что нас там ждёт? И когда?

– Нет, этого я не сделаю никогда. Я просто вам скажу, что он, конечно же, будет. Сейчас он на стадии написанного полностью сценария, а съёмки впереди. И не так далеко.

А в каких ещё проектах мы Вас увидим в ближайшее время?

– Сейчас я практически закончил съёмки, остался один съёмочный день, который связан просто с погодой, и мы её будем ждать в конце марта в надежде на тающие сосульки, на лужицы и, главное, на солнышко. Это проект, у которого было изначально рабочее название "Самозанятые". Сейчас у него наше внутреннее название "Фантазёр". Или ещё одно: "Удивительный мир инженера Лужина".  Это такая попытка объединить сериал и скетчком. Там прекрасные артисты снимались – Ира Розанова, Ян Цапник и много других замечательных актёров. Конечно, прежде всего это всё-таки сериал, но с выходами в скетчи. Сейчас я начал съёмки в сериале "Мамонты", пилот которого был очень успешный, и все очень ждут его. Это о пожилом человеке, которого развели, кинули телефонные мошенники на очень большую сумму. И он, будучи абсолютно таким некомпьютерным, мягко говоря, человеком, не очень соображающим в том, что такое соцсети, современные гаджеты и так далее, такой интеллигентный, провинциальный, очень добрый, очень безобидный пенсионер начинает собственное расследование.

А уж коли заговорили о мошенниках. Скажите, пожалуйста, а Вы когда-нибудь попадались на их удочку?

–  Нет, ни разу. Я всё-таки чувствую, когда человек прикидывается, я эти ролевые функции просекаю с первого раза, очень быстро. Но не надо обижать беззащитных – мгновенной кармой или божьим промыслом это будет обязательно наказано. А больше всего их жертвами становятся, конечно же, пожилые люди, незащищённые, доверчивые. Я вот помню, как однажды моя мама мне позвонила, явно трясутся руки, дрожит голос, и говорит, что позвонили, сказали, ваш сын с кем-то подрался, разбил ноутбук, и надо быстро погасить долг. И если вы переведёте быстро какие-то деньги или приедете к нашему следователю и их передадите, то мы попробуем замять, потому что заявление написано, но надо как-то решать этот вопрос, а иначе – срок. Представляете состояние любой матери. Когда-то это была модная тема. Лет 10 назад. Так развели очень многих людей, но это был не я. Я посылаю сразу, в ту же секунду и довольно жёстко и обидно для того, кто звонит. Советую это делать всем – послать и положить трубку. А если потом к вам постучит в дверь реальный полицейский, ну – извинитесь перед ним. Ничего страшного.

Пять фактов о звезде

Детство 

"Папа работал в органах" – так о своём отце – гинекологе, работавшем в селе Бородине, – шутит сам Стоянов. Мать учительствовала в сельской школе, а ещё помогала мужу – держала керосиновую лампу в операционной. 

Юность

ГИТИСе, куда Юрий поступил после школы, у него случился роман с однокурсницей Татьяной Догилевой. А Виктор Сухоруков был его соседом по комнате в студенческом общежитии. При этом вместе на съёмках мужчины впервые оказались лишь спустя 50 лет – в фильме "Пять процентов".

"Городок"

После института играл в БДТ, но в основном второстепенные роли, где нужно было петь и играть на гитаре. Прорывом в карьере стало создание вместе с Ильёй Олейниковым юмористической передачи "Городок". Кстати, оба актёра родились в один день, но с разницей в 10 лет.

"Вампиры"

Вторая волна популярности у Стоянова началась с роли предводителя смоленских вампиров Святослава Вернидубовича в сериале "Вампиры средней полосы". 

Семья

Впервые женился в 1978 году на Ольге Синельченко, от которой у Юрия двое сыновей. Второй брак с Мариной Венской, к которой он ушёл от Ольги, продлился 12 лет. Сейчас женат на Елене Стояновой, у них дочь Катя.

Показать комментарии