Служащие президентского полка. Фото РИА Новости
Служащие президентского полка. Фото РИА Новости
Это фото с присяги Станислава (второй слева) сделала его тётя. Фото из личного архива героя материала
Это фото с присяги Станислава (второй слева) сделала его тётя. Фото из личного архива героя материала
Президентский полк. Фото Василий Кузьмичёнок
Президентский полк. Фото Василий Кузьмичёнок

Как служат в Президентском полку и почему китайцы ведут себя в мавзолее лучше русских: интервью

Metro встретилось с автором Telegram-канала "Президентский полк" Станиславом Давыдовым

Если вы случайно встретите  29-летнего Станислава на улице, вряд ли подумаете, что перед вами бывший солдат Президентского полка. Одет он просто: футболка да джинсы. Фрилансит – занимается продвижением в социальных сетях. Шаг парень не чеканит, а на его предплечьях набиты татуировки.  С ними в полк его бы не взяли. Рисунки появились уже после службы, которая закончилась в 2012 году.

Самый опасный пост

– Меня можно было увидеть в мавзолее, прямо на входе,  под гербом, – рассказывает Станислав. – Внутри там посетителям нельзя держать руки в карманах, нужно снимать головной убор и молчать.

По словам бывшего рядового, иностранные туристы, в том числе китайцы, соблюдают эти правила, а вот наши соотечественники – не всегда:

– Китайцы имеют большое уважение к форме и ведут себя тихо, а русские – по-разному. Кто-то пьяный заходит, и их, конечно, сразу выдворяют.

Пост у мавзолея считается самым опасным. "Шанс нападений, попыток террористических актов и, как ни странно, самосожжений выше, чем на других постах, – объясняет Станислав в Telegram-канале. – Серьёзно, китайские фанатики зачастую пытаются себя поджечь около мавзолея. Я не знаю, были ли успешные попытки, но с нами провели специальный инструктаж: выдали противопожарное одеяло, огнетушитель и объяснили, как этим пользоваться, если кто-то захочет себя сжечь. Накрыть, потушить, обезвредить".

В карауле внутри Кремля, на Большой Ивановской площади, солдаты сталкиваются с другой проблемой.

– Там люди постоянно пытаются пройти туда, куда нельзя. Дети лазают через клумбы, ограды, заборы. За границей ведь в усадьбах и замках, если территория открыта, везде разрешается ходить. А в Кремле невидимая линия проходит, за которую нельзя, и солдат свистит, выгоняет, –  с улыбкой говорит Станислав.

14 200 подписчиков у канала "Президентский полк". Вести его Станиславу помогает друг – поэт Михаил Кедреновский.

Развлечения в армии

Спят и едят солдаты Президентского полка в историческом здании Арсенала, который заложил Пётр I. Именно там находятся казарма и столовая. Если во время наряда по кухне выпадало мыть полы, то Станислав старался делать это в дальнем зале.

– По принципу "подальше от любопытных глаз проверяющих": офицеров и дежурных по кухне. В этом зале  под наваленными столами и скамейками постоянно спали солдаты, – говорит он. – Сам я не забуривался нагло в эти катакомбы, а спал вполглаза на лавке. На входе в зал выставляли часового, чтобы  сообщал о приближении офицера.

А такая простая радость, как прослушивание музыки, поначалу была Станиславу недоступна. До армии парень считал смартфоны "блажью" и пользовался обычной "звонилкой". А на службе оценил, что с их помощью можно фотографировать, слушать музыку, выходить в Интернет, и  купил за 2,5 тыс. рублей свой первый телефон с сенсорным экраном.

– У сослуживцев из подразделения водителей. Они намного более свободны, потому что везде ездят, и у них можно прикупить всё что угодно, – вспоминает он и осторожно добавляет: – В рамках законодательства, конечно.

"Полгода назад вышла моя книга. Сослуживцы и те, кто сейчас служит, отзываются о ней тепло".
Станислав Давыдов, 29 лет, автор Telegram-канала и книги "Президентский полк"

Неприятные моменты

Смартфоны не входили в список личных вещей солдата и были запрещены, но имелись почти у каждого. Как и шампунь или фотографии близких. С этим двойственным положением дел у Станислава связано одно из самых неприятных воспоминаний о службе:

– По возвращении из караула мы увидели, что все наши личные вещи из тумбочек свалены  в огромную кучу и в них копошатся контрактники. Не ради наживы, а просто так, потому что солдату положено иметь только мыло с мыльницей, зубную щётку с пастой,  щётку для обуви и гуталин. Спрятать под матрасом невозможно: всё вываливается.  Ты приходишь с красными от недосыпа глазами, а твои фотографии ногой трогают. Я немножко разозлился, и товарищам пришлось меня удерживать от недостойного поступка.

В ещё одном некрасивом случае рядовой Давыдов был лишь очевидцем.

– У солдата из другого взвода во время службы родился второй ребёнок, поэтому его демобилизовывали на полгода раньше. Он мог дождаться и не идти в армию, но решил пойти в Президентский полк. На дальней перспективе, конечно, хорошее решение, но его сослуживцам не понравилось, и последние несколько недель они ему сделали очень запоминающимися. Над ним всячески издевались,  – рассказывает он. – Закончилось всё нормально, после дембеля он даже носил подарки сослуживцам. Такой стокгольмский синдром.

По словам Станислава, такие неуставные отношения были исключением: в том взводе служило много молодых и агрессивных парней, которых в полк взяли по блату. А во взводе Станислава ребята были постарше и уже с высшим образованием.

Кстати, из них он единственный был москвичом.

– Общаюсь со всеми очень тепло. Они бывают в Москве, или я, проезжая мимо их городов, связываюсь с ними. Работают почти все в различных службах: полиции, ФСИН, ФСБ...


Подписаться в Яндекс.Дзен

А также подписывайтесь на "Metr" в Яндекс.Новости




Загрузка...
Показать комментарии