У входа на выставку посетителей встречает работа израильской художницы Сигалит Ландау. Это символическая петля от виселицы, несколько месяцев пролежавшая в Мёртвом море. Выросшие на ней соляные кристаллы как бы напоминают нам: сохраняйте память о жертвах холокоста. Фото Василий Кузьмичёнок
У входа на выставку посетителей встречает работа израильской художницы Сигалит Ландау. Это символическая петля от виселицы, несколько месяцев пролежавшая в Мёртвом море. Выросшие на ней соляные кристаллы как бы напоминают нам: сохраняйте память о жертвах холокоста. Фото Василий Кузьмичёнок
В Еврейском музее и центре толерантности открылась выставка "(Не) время для любви". Фото Василий Кузьмичёнок
В Еврейском музее и центре толерантности открылась выставка "(Не) время для любви". Фото Василий Кузьмичёнок
В Еврейском музее и центре толерантности открылась выставка "(Не) время для любви". Фото Василий Кузьмичёнок
В Еврейском музее и центре толерантности открылась выставка "(Не) время для любви". Фото Василий Кузьмичёнок
В Еврейском музее и центре толерантности открылась выставка "(Не) время для любви". Фото Василий Кузьмичёнок
В Еврейском музее и центре толерантности открылась выставка "(Не) время для любви". Фото Василий Кузьмичёнок
В Еврейском музее и центре толерантности открылась выставка "(Не) время для любви". Фото Василий Кузьмичёнок
В Еврейском музее и центре толерантности открылась выставка "(Не) время для любви". Фото Василий Кузьмичёнок
В Еврейском музее и центре толерантности открылась выставка "(Не) время для любви". Фото Василий Кузьмичёнок
В Еврейском музее и центре толерантности открылась выставка "(Не) время для любви". Фото Василий Кузьмичёнок
В Еврейском музее и центре толерантности открылась выставка "(Не) время для любви". Фото Василий Кузьмичёнок
В Еврейском музее и центре толерантности открылась выставка "(Не) время для любви". Фото Василий Кузьмичёнок
В Еврейском музее и центре толерантности открылась выставка "(Не) время для любви". Фото Василий Кузьмичёнок
В Еврейском музее и центре толерантности открылась выставка "(Не) время для любви". Фото Василий Кузьмичёнок
В Еврейском музее и центре толерантности открылась выставка "(Не) время для любви". Фото Василий Кузьмичёнок
В Еврейском музее и центре толерантности открылась выставка "(Не) время для любви". Фото Василий Кузьмичёнок
В Еврейском музее и центре толерантности открылась выставка "(Не) время для любви". Фото Василий Кузьмичёнок
В Еврейском музее и центре толерантности открылась выставка "(Не) время для любви". Фото Василий Кузьмичёнок
В Еврейском музее и центре толерантности открылась выставка "(Не) время для любви". Фото Василий Кузьмичёнок
В Еврейском музее и центре толерантности открылась выставка "(Не) время для любви". Фото Василий Кузьмичёнок

В Москве расскажут истории влюблённых, переживших холокост

В Еврейском музее и центре толерантности открылась выставка "(Не) время для любви"

В Еврейском музее и центре толерантности открылась выставка "(Не) время для любви". Она рассказывает истории влюблённых, переживших холокост. В их основе – дневники, мемуары, биографии евреев из зарубежных стран. Большинство этих историй ранее не переводились на русский язык. Metro публикует отрывки, которые никого не оставят равнодушным

Ханнелора Вольф и Дик Хилльманн
"У него были связи на кухне концлагеря"
В мае 1942 года семью Ханнелоры депортировали из Германии в Польшу. До конца войны девушка побывала в шести концлагерях. В одном из них, Краснике, Лору изнасиловал офицер СС, а в Будзыни она встретила своего будущего мужа. Помимо печальных глаз лани у него были связи на кухне: излишки хлеба помогали Дику добывать нижнее бельё, носки и ботинки для возлюбленной. Позже наступила её очередь поддерживать Дика, которого включили в "специальный отряд": по ночам его команда вырывала золотые зубы из ртов убитых узников и сжигала трупы.
В день депортации на фабрику Лору по ошибке увезли в соседний концлагерь. В последний момент её вызволили и доставили в Бринлиц, где девушка нашла Дика. Там они вместе приветствовали Красную армию. 

Рошель Шлифф и Джек Сутин
"Юноше приснился сон о скором появлении девушки"
Летом 1941 года в белорусских Столбцах нацисты убили всю семью Рошель. В тот день она с подругой работала на лесопилке за городом. Узнав о массовых убийствах, Рошель отправилась в лес, где присоединилась к отряду партизан.
Джек бежал из гетто в местечке Мир. В землянке юноше приснился сон: голос матери предупредил о скором появлении девушки, заботиться о которой до конца жизни – его судьба. Оставив в бункере место для несуществующей возлюбленной, Джек стал объектом насмешек.
В конце зимы 1942 года Рошель привели к Джеку. Девушка не могла больше находиться в отряде – за место в лагере в дополнение к готовке и штопке партизаны стали требовать секса.
Джек и Рошель скрывались в лесах до конца войны.

Исадора Розен и Йошуа Серени
"После шуточной помолвки на судне они поженились в поезде"
Они встретились на палубе "Тороса" – грузового судна, замаскированного под корабль-госпиталь Красного Креста в надежде обмануть пилотов люфтваффе. 3 декабря 1944 года оно отплыло из Румынии в Стамбул. Родители Исадоры, бывшей узницы концлагеря в Транснистрии, погибли во время депортации в гетто.
Йошуа тоже остался сиротой: мать погибла в Освенциме, отец – в Маутхаузене. Юноша бежал в горы, а позже записался волонтёром в сионистскую организацию и получил задание сопровождать "Торос" в Стамбул. В ночь после отплытия он застал Исадору на палубе в слезах. Девушка спасалась от приставаний одного из пассажиров в трюме. Йошуа укутал её одеялами и просидел с ней до рассвета. После шуточной помолвки на борту пара поженилась в поезде на пути в Палестину. 

Маня Нагельстайн и Мейер Коренблит
"Её ребёнка убили, чтобы спасти девушку от расстрела"
Родителей Мани нацисты нашли в подвале дома в польском Хрубешуве и расстреляли. 17-летняя девушка и её возлюбленный скрывались в стоге сена. В сентябре 1943 года обоих отправили в концлагерь Будзынь. Там Маня завела дневник и придумала прятать его в волосах. К концу войны она оказалась в Освенциме, а Мейер – в Дахау. Маня родила девочку, но та прожила совсем недолго. Ночью соседки по бараку убили и похоронили ребёнка, чтобы спасти Маню от расстрела.
Осенью 1944-го девушку отобрали в газовую камеру, но в суматохе она перебежала в группу годных для работы. При ликвидации узников Освенцима Маню спас перевод на текстильную фабрику в Лихтеверден. Мейер весной 1945-го бежал из Дахау, через год влюблённые поженились.

 


Подписаться в Яндекс.Дзен

А также подписывайтесь на "Metr" в Яндекс.Новости



Загрузка...
Показать комментарии