Андрей Запорожец (SunSay) выступит на Усадьбе Jazz в Петербурге. Фото Timofey Kolesnikov
Андрей Запорожец (SunSay) выступит на Усадьбе Jazz в Петербурге. Фото Timofey Kolesnikov

Андрей Запорожец (SunSay) выступит на "Усадьбе Jazz" в Петербурге

Его музыка удивляет, вдохновляет и успокаивает одновременно, а на фестивале ожидается премьера

– Иногда кажется, что ваша музыка – нечто среднее между колыбельной и буддийскими мантрами. Как вы ощущаете свою музыку?
– Время меняется, и всё зависит от того, какой я. Были периоды разные. Когда-то, например, я увлекался тяжёлой музыкой, когда-то мне хотелось фанка, soul-музыки, потом – хип-хопа… Всё время музыка меняется и будет меняться, потому что делать всё время одно и то же – значит умереть.

– Помним вас во времена группы "5’nizza". Там было вообще нечто на границе бардовской песни и панковского протеста, приправленное своеобразным юмором. Как прошла эта трансформация?
– Это естественное изменение. Когда людям 18 лет, они делают одно, когда им под сорок – совершенно другое. Всё логично, так и должно быть. Конечно, если за что-то тебя полюбили, то потом очень непросто делать другое и быть принятым. Я пошёл по этому непростому пути. Притом не было резкого момента изменения: мне всегда кажется, что то, что я делаю, что меня волнует, – это клёво. А потом, со временем, казалось, что это полная чушь. Скажем так, то, что ты делаешь, привлекает подобных людей, подобное притягивает подобное. Поэтому можно всегда увидеть в зале людей, похожих на тебя. Если сам начинаешь меняться, то некоторые люди могут недопонять. Или наоборот, начать меняться вместе с тобой. Это процесс постоянного поиска, и поскольку я человек ищущий, надеюсь таких же людей видеть на концертах. Конечно, проще всего следовать модным тенденциям. Можно даже приблизительно просчитать, что люди сейчас любят,  это не так сложно. С другой стороны, вряд ли получится сделать это искренне и вложить какую-то силу – это может быть только временно.

– Вы часто приезжаете в Санкт-Петербург. Скажите, что вас зацепило здесь?
– Город удивительный, он не похож ни на что другое в этом мире, он особенный и очень атмосферный. Я его очень люблю. Это странный город, он вдохновляет, я провёл там немало времени, и у меня прекрасные друзья есть в Питере. У меня много интересных историй с какими-то знакомствами, с людьми, с написанием песен, с записями на студиях. Я знаком с огромным количеством музыкантов, художников, чудаков, режиссёров – чудеснейший народ! В этом городе живут люди творческие, которые реализуют свои идеи и не зациклены на славе и деньгах. И я радуюсь каждый раз, когда с кем-нибудь из них знакомлюсь. 

– У вас есть высшее медицинское образование. Как это повлияло на вас?
– Я познакомился с прекрасными людьми, с которыми до сих пор общаюсь – очень хорошие друзья из университета, я поддерживаю с ними связь и мы периодически видимся. Наверное, это самое важное для меня. А так, я не очень хорошо учился и понимал, что не буду врачом уже, наверное, на первом курсе. Тем не менее, у меня есть неподтверждённый диплом, я не работал по специальности ни дня, но кое-какие знания остались, совсем незначительные. И ещё какое-то лёгкое недоверие к традиционной медицине.

– Если бы вы смогли создать идеальный мир, что бы в нём было?
– Мне кажется, любые миры уже существуют, а мы можем видеть только то, что видим, в силу ограниченности сознания. И пока мы живём в телах людей, у нас такие законы. Это не значит, что нет других миров. Но можно представить мир, где люди понимали бы друг друга без слов. Или могли бы перемещаться в любую точку Вселенной, просто имея такое желание. Самое интересное, что, возможно, все эти миры действительное существуют. Мне кажется, что такое может быть. Но доказать такие вещи мы можем лишь частично, потому что мы пользуемся методами анализа… В общем, наука – весьма ограниченная вещь. С другой стороны, утверждать что-то неподтверждённое было бы незрело.

– У вас есть дочка Соня. Скажите, как вы развиваете её музыкальный вкус?
– Я с ней занимаюсь вокалом. Она обычно говорит: "Папа, я хочу петь эту песню!" – и берёт, допустим, Sia или ещё что-то сложное. Я говорю: «Ну давай, хорошо. Ты уверена, что именно эту?» Потом оказывается, что это не так просто. Мы пробуем, занимаемся чуть-чуть, в итоге, что-то получается, у неё развивается слух, и если заниматься регулярно, то что-то из этого может выйти. Но регулярно не получается, поэтому каждый раз мы встречаемся и начинаем заново. А вообще, она любит много современной музыки, и ставит всё время то, что ей нравится. Иногда это приводит меня в ужас, иногда – что-то забавное, и мне кажется, что это круто и здорово, и я это мог пропустить, потому что не сильно интересуюсь поп-музыкой и мейнстримом. А я ей ставлю то, что мне нравится – иногда ей это тоже нравится, иногда – нет. Мне кажется, чаще – нет, потому что ей кажется скучноватой музыка, которую я слушаю. Она любит всё весёлое и ритмичное, танцевальное. Бывает, мы вместе прыгаем под что-нибудь – что-нибудь быстрое и весёлое.

– 13 июля вы выступаете на "Усадьбе Jazz". Что ожидать от вас зрителям?
– Мы точно сыграем новую песню, которая скоро должна выйти. Называется "Пари", и я думаю, мы пока не играли её. Сделаем ещё какой-нибудь сюрприз, у нас будет время на репетиции – я хотел бы чем-нибудь удивить народ. Есть пара идей, пока не буду озвучивать. А так, это будет состав без семплов, без плейбэков.


Подписаться в Яндекс.Дзен

А также подписывайтесь на "Metr" в Яндекс.Новости



Загрузка...
Показать комментарии