Екатерина Галанова: «Первые двадцать лет самые трудные»

C 8 по 14 ноября в Петербурге пройдет XX юбилейный сезон Международного фестиваля балета Dance Open.

Екатерина Галанова - основатель и продюсер фестиваля. Фото Ирина Яковлева
Екатерина Галанова - основатель и продюсер фестиваля. Фото Ирина Яковлева

C 8 по 14 ноября в Петербурге пройдет XX юбилейный сезон Международного фестиваля балета Dance Open. О том, что стало главным испытанием для организаторов за эти годы и как менялся мировой балет, Metro побеседовало с основателем и продюсером Dance Open Екатериной Галановой.


 Фестиваль балета Dance Open отмечает своё двадцатилетие. Как вы прожили эти годы?                                                                                               
– Я так скажу: первые двадцать лет самые трудные. Продюсерское дело вообще  самое нервное, что есть в природе. А когда речь идёт о целиком менеджерском проекте – тем более. У нас ведь нет своего театра. Значит, надо найти и арендовать залы (в ситуации, когда в городе не хватает подходящих площадок, это квест), соединить в одну неделю графики 4–5 ведущих трупп мира, а потом совместить и то и другое. Все это очень непросто. При этом артисты могут травмироваться, не приехать, может не доехать оборудование, кто-то может забыть костюмы... Такое у нас происходит каждый год.                                

Даже не верится…
– Да! Однажды мы за два дня сшили такое количество сольных костюмов, что, если скажу, не поверите точно. А случалось, что и за один день... Этот подвиг наших партнёров называется "Пошив костюма за 24 часа". Но это всё мелочи по сравнению с тем, как мы существуем сейчас. В прошлом году труппы даже не имели возможности репетировать из-за заболевших артистов и удалёнки. И когда буквально в "партизанских" условиях они разучивали новые номера для гала, а потом вместо нескольких часов добирались до Петербурга из Европы по двое суток, вот это был настоящий творческий подвиг.

Можно сказать, что за двадцать лет истории фестиваля пандемия стала для вас главным испытанием?
– Она стала испытанием для всех. Любое живое крупное событие в культурной сфере сейчас сродни чуду. Все, кто занимаются организацией ивентов, культурной и концертной деятельностью, вот уже два года играют в "русскую рулетку". И мы не исключение.

Самые громкие победы за 20 лет?
– Не знаю. Каждый фестиваль дорог мне – и в каждом свои победы. Почти всегда мы выступаем первопроходцами: именно по нашему приглашению в Петербург приехали артисты таких балетных компаний, как Нидерландский театр танца, Балет Монте-Карло, Балет Штутгарта, Балет Гамбурга, Английский национальный балет, Нью-Йорк Сити балет, Балет Большого театра Женевы, Государственный Берлинский балет, Балет Дрезденской оперы, Балет Сан-Франциско, Американский балетный театр, Балет Марибора, Танцевальная компания Батшева, Национальный балет Испании, Польский национальный балет, Королевский балет Ковент-Гарден, Шотландский балет...
Впервые и именно по приглашению Dance Open в Россию приехал Венский балет. Мы первыми организовали гастроли Национального балета Нидерландов в нашей стране.
Множество спектаклей (признанных шедевров, которые по всему миру идут десятилетиями) мы впервые привезли в Россию. Примеров множество. Приведу, пожалуй, самые яркие: "Вирус" Охада Наарина и Танцевальной компании Батшева, другой пример – "Зимний путь" Кристиана Шпука; не успела отгреметь мировая премьера, и следующей страной, где увидели этот  спектакль, стала Россия. До ковида таких "недавних мировых премьер" было по 4–5 спектаклей в афише.  
Все ведущие солисты мира хотя бы по одному разу выступали в наших гала: всего за 20 сезонов мы насчитали свыше 300 звёзд из 30 государств.
И это я ещё не начала рассказывать, что лет 7 назад среди хореографов с мировым именем родилась традиция ставить номера специально для гала: по 2–3 мировых премьеры в концерте – обязательно.

Я не ошибусь, если скажу, что фестиваль Dance Open формирует вкус петербуржцев. Как он изменился за эти 20 лет?
– Мы очень стараемся быть интересными петербуржцам, я бы сказала так. Вообще в нашем городе особая, невероятная публика: самодостаточная, глубокая, знающая, тонкая, ироничная... Конечно, вначале мы "присматривались" друг к другу – начинали с классики. Правда, редкую, в буквальном смысле, музейную классику (в том числе реконструкции старинных спектаклей) я всегда с радостью включаю в программу. К примеру, мы привозили "Ромео и Джульетту" Кеннета Макмиллана в исполнении Пермского балета и солистов Ковент-Гарден; легендарную "Коппелию" от главного реконструктора планеты Пьера Лакотта (танцевали артисты Венского балета), "Тщетную предосторожность", восстановленную Сергеем Вихаревым по нотациям Мариуса Петипа для Урал Балета, "Анюту", "переизданную" гениальным Владимиром Васильевым специально для Пермского балета.
Конечно, со временем мы немножко обнаглели и показали такие вещи, как "Кактусы" Александра Экмана – пожалуй, самого радикального и эпатажного хореографа Европы, "Прогулку сумасшедшего" Йохана Ингера, "Бурю" Кшиштофа Пастора, новые философские сказки: "Щелкунчик" Йеруна Вербрюггена, "Золушку" Жана-Кристофа Майо, "Пер Гюнта" Эдварда Клюга, "Алису" Мауро Бигонцетти... Всё перечисленное – моя гордость, это довольно сложные для восприятия балеты, но как же я рада, что все их мы показали петербуржцам!

А как сам балет изменился за это время?
– Это вопрос для научной статьи, и не все балетные критики смогут вам на него ответить. Всё меняется. Но развитие любого процесса, и это касается не только искусства, происходит неравномерно, в некоем пульсирующем ритме. Бывает, рождается целое поколение потрясающих талантливых артистов балета с удивительной техникой. Потом они потихоньку уходят из профессии, потому что век танцовщика недолог – примерно 20–25 лет. Несколько лет застой, затем снова вспышка. Сегодня очень много молодых артистов набирают форму, на мировой сцене много талантливых солистов балета – всё в порядке.

А русский балет?
– Конечно, изменился! Достаточно увидеть, как сегодня наши артисты, выученные на классической школе, исполняют новые пластические тексты! Судя по проценту современной, самобытной (я бы даже сказала, радикальной) хореографии в репертуаре ведущих театров России, а также по именам звёздных хореографов, которые переносят на российскую сцену свои спектакли или ставят специально для наших танцовщиков, доказано и принято, что наши могут всё.
Кстати, не только прекрасные артисты, но и невероятно талантливые хореографы в России тоже есть: Слава Самодуров, Алексей Мирошниченко, Андрей Кайдановский, Антон Пимонов, например, и ещё много потрясающей молодежи. Причём работают они порой на голом энтузиазме, без поддержки, без "раскрутки" со стороны. Это очень непросто. И обидно. Среди них прекрасные Максим Петров, Илья Живой, Владимир Варнава, Саша Сергеев... Могу ещё долго перечислять, все они потрясающие.

О чём вы мечтаете?
– Провести фестиваль и отдохнуть.

Страшный сон Екатерины Галановой?
– Все свои "страшные сны" я стараюсь держать под контролем. Мне некогда их смотреть. Готовлюсь к юбилейному XX сезону и уверена: он подарит петербуржцам праздник.

 



Подписаться в Яндекс.Дзен

А также подписывайтесь на "Metr" в Яндекс.Новости

Показать комментарии