В свет вышел новый роман Андрея Аствацатурова "Не кормите и не трогайте пеликанов". Фото предоставлено PR-отделом
В свет вышел новый роман Андрея Аствацатурова "Не кормите и не трогайте пеликанов". Фото предоставлено PR-отделом
Андрей Аствацатуров, фотоархив. Фото предоставлено PR-отделом
Андрей Аствацатуров, фотоархив. Фото предоставлено PR-отделом
Андрей Аствацатуров, фотоархив. Фото предоставлено PR-отделом
Андрей Аствацатуров, фотоархив. Фото предоставлено PR-отделом
Андрей Аствацатуров, фотоархив. Фото скриншот www.instagram.com/andrey_astvatsaturov/
Андрей Аствацатуров, фотоархив. Фото скриншот www.instagram.com/andrey_astvatsaturov/
Андрей Аствацатуров, фотоархив. Фото скриншот www.instagram.com/andrey_astvatsaturov/
Андрей Аствацатуров, фотоархив. Фото скриншот www.instagram.com/andrey_astvatsaturov/

Писатель Аствацатуров: За современными героями типа Ксюши Собчак стоят корпорации

Андрей Аствацатуров в большом интервью Metro рассказал о своем новом романе, любви и хайпе

В свет вышел новый роман Андрея Аствацатурова "Не кормите и не трогайте пеликанов". Главный герой, которого зовут так же, как и автора произведения, все куда-то перемещается, с кем-то целуется, с кем-то ссорится. Но он постоянно задумывается, какие силы тянут его куда-то.

"Все мы - немного пеликаны, красивые в полете наших фантазий и смешные на земле", - рассуждает главный герой, глядя на птиц в парке. Роман разделён на две части: в первой описаны дни, проведённые главным героем в Лондоне, вторая часть посвящена жизни Андрея в Петербурге.

Автор романа Андрей Аствацатуров в большом интервью Metro рассказал, что автобиографичного в его герое, провозившем наркотики и имевшем любовниц, существуют ли люди любящие и любимые, и почему хайп - это зависимость

- Роман уже вышел в свет, в Сети появилось множество рецензий. Как отреагировали читатели, критики?

- Есть несколько больших рецензий  и множество маленьких отзывов. Первый - был моего коллеги Германа Садулаева. Все дело в том, что мой роман полемически заострен в отношении его произведения "Иван Ауслендер". Собственно, Герман Садулаев и появляется как персонаж в этом романе, говорит довольно важные вещи. Но мне показалось, что я в романе "Не кормите и не трогайте пеликанов" старался создать полемическое напряжение. Герману мой роман понравился, но его рецензия была заострена против меня. Как я понял, Садулаев пытался сказать, что человек имеет свободу воли, а у меня другое мнение. Но в целом рецензия была крайне положительная. Михаил Визель написал о моем романе, что первые части он воспринимал как странный сон. Константин Мильчин отметил интересный факт - герой есть, но как будто бы его и нет. Это правда, так и было задумано. Центральный герой должен быть незаметен, его свойства проявляются лишь в обстоятельствах. Хотя герой, на первый взгляд, принимает как будто бы самостоятельные решения, ведет себя как довольно неприятный человек, его поведение и поступки предопределены замыслом. Сюжет я выстроил правдоподобно, но герой не принадлежит себе: его берет одна женщина, женит на себе, потом они разводятся. Подбирает другая. Потом случайная связь, когда героя захватывает мощь крупных грудей, больших рук. В итоге, слабый человек барахтается во всем этом. Потом его сажают на самолет, он улетает. Единственное, что он сам делает - это возвращается в Россию. Правда, он сам не понимает, зачем. Объяснить он этого толком не может. Его уносят самолеты, увозят автомобили.

- Читая рецензии на роман, увидела, что многие критики спорят: главный герой, которого зовут Андрей Аствацатуров, - это Вы или не Вы? Есть и каверзные моменты: провозил ли настоящий Андрей наркотики через границу? А действительно ли у него был роман с певицей?

- Герой похож на меня. Но это лишь часть меня, даже если и усиленная. Герой должен быть достоверным, правдоподобным. Мой герой все-таки выстроен, это некий образ, это маска, некая позиция, которая вот так выглядит  и так себя ведет. Я микширую реальные события, сюжеты книг, которые я читал, и жизненные истории. Провозил ли я наркотики? Нет, не провозил наркотики, я - законопослушный гражданин. Употреблял ли я? Был ли роман с эстрадной певицей? Вот на эти вопросы я бы предпочел бы не отвечать. Вы не хотите услышать ложь, а правду мне говорить не хочется. Вот Герман Садулаев отвечает на этот вопрос, он уверяет, что со мой этого не происходило. Ему виднее – он меня хорошо знает. Роман, по его мнению, имеет компенсаторную функцию альтернативной биографии. Если такие вопросы ко мне возникли - значит, герой интересен. А вот героиня в романе - крайне искусственная. У нее искусственные губы, искусственная грудь, у нее искусственное тело. Все, что с ней было связано живого, я из романа убрал. Пусть она останется скандальной, сексуальной, искусственной.

- В интервью 9-летней давности я услышала, как Вы рассуждали на тему, что "герой нашего времени" исчез из литературы. Можно ли сказать, что таковым является  герой романа "Не кормите и не трогайте пеликанов" - невротик, тянущийся за событиями?

- Есть у меня симпатичный персонаж в этом романе - профессор Петр Алексеевич. Он совершает какие-то важные поступки, но его неудачи являются его явным успехом. Он умирает в постели проститутки. Этот персонаж позволяет сказать: "Учитель так низко опустился, теперь все можно. Раз уж он так низко пал, то и мы все теперь можем". На самом деле профессор своим падением не освобождает своих учеников от моральных обязательств, а просто их освобождает и ставит перед выбором, т.е. дает возможность каждому быть собой. Позорная смерть дарит свободу. А вообще, современный герой - очень сложный, его трудно создать. Мы - жертвы обстоятельств, мы - игрушки в чьих-то сильных руках. Если ты вышел и заявил свое мнение, ты уже принадлежишь чему-то. За всеми нашими современными героями - от Навального до Ксюши Собчак - стоят какие-то определенные силы, корпорации. Даже если кто-то ведет себя самостоятельно, его со временем начнут использовать. Все выступления, хайпы , как правило прекрасно организованы и подогреваются денежно. Это спектакль готического общества. Большой вопрос - где найти героя. Ситуация эта только усугубляется за минувшие 10 лет, сейчас все гораздо грустнее. В наше время человек, который что-то говорит, - это человек толпы, он все равно выражает общее мнение. Любой хайп, который возникает в интернете, петиции - за этим стоят какие-то люди. И, как правило, это коллективный неразумный голос. Я не вижу там индивидуальностей. Люди мало в чем разбираются. Вот это, мне кажется, симптом нашего времени. И грустно, что чаще всего такое происходит с интеллигенцией. Люди, которые не занимаются интеллектуальной работой, даже больше самостоятельны в своих решениях: в них меньше стереотипных мыслей и движений.

- Самому не хотелось устроить какой-либо хайп на ровном месте, взять и пойти против толпы?

- Во-первых, наперекор всем - я такие заявления делал. Отзывался позитивно о людях, которые кому-то не нравились. В их числе Захар Прилепин, Сергей Шаргунов, Михаил Елизаров. Эти люди нравятся далеко не всем. А я не скрываю свою симпатию к ним. Но если вы об общественной позиции - у меня ее нет, правда, нет. И мой роман об этом. Кто-то говорит, что я люблю власть. Это совсем не так. Власть есть за что критиковать, ее надо критиковать. Иначе она замкнется в себе окончательно и не будет замечать никаких процессов в обществе. Но те люди, которые критикуют власть, не вызывают у меня никаких симпатий или куда меньше, чем сама власть. Большая часть людей напоминают мне позицию "Баба-Яга против!". А почему?! Ну просто против. Они кричат: проложили железную дорогу - значит, деньги украли. Устроили книжный салон - так и наверняка уж украли, еще и кого-нибудь убили. Мне не кажется такая позиция конструктивной, продуктивной. Люди - продукты толпы и коллективного сознания. Думаю, эти люди кричат  просто потому, что их не пустили к каким-то деньгам.

- Скажите, у вас красной нитью тянется тема того, что люди не способны друг друга понимать: сначала вы говорили об этом в давнем интервью, теперь - в новом романе.

- Это позиция, скорее, не моя, а героя в романе. Я все же считаю, что зоны понимания существуют. Как правило, люди приписывают свои чувства другим, они не видят людей, они их не чувствуют, они их не понимают. Люди говорят, что любят, но тут же начинают испытывать ревность, которая в случае истинной любви невозможна. Редко кто обладает свойством отречения от самих себя. Я мало встречал людей, которые любили, я видел людей, которые хотели утвердить свое "Я", утвердить свое мнение за счет другого человека, хотели сделать его своей собственностью. Скорее всего, меня жизнь обделила такими людьми, а может, это жизнь мне бросила вызов. Не знаю… Но я сам не принадлежу к числу людей, которые способны по-настоящему любить. Я слишком замкнут, слишком испытывал много стресса, отрастил "толстую кожу". Так что да - люди почти не слышат друг друга. Для этого, наверное, надо иметь христианскую веру, отречение от самого себя, чтобы понимать, что твои дела сейчас не так важны, как дела другого человека. Понимание возникает в ситуации веры и отречения от самого себя. Но мы же люди! Как мы можем отказаться от всего человеческого, от идеалов, от принципов, от веры?! Природа делает нас воинами. Умение сопротивляться другому, умение атаковать - оно разрушает.

- А любовь - это слабость? У вас есть супруга и дети. К ним Вы испытываете любовь?

- Конечно, испытываю. Но это не то чувство, в котором я постоянно живу. Чувство любви - это мгновение, оно в случайных оговорках, в какой-то случайной минуте, которая приходит среди хаоса, войны и пожирания друг друга. Что касается, детей - да, это мои дети, я им что-то даю. Для моего покойного отца я был личным проектом. Я этот проект осуществил, и, мне кажется, он был доволен мной.

- Вы говорили, что есть три главных факта в вашей жизни: окончание школы, появление друзей, университетская жизнь. Где в этой иерархии написание книг, появление семьи, рождение детей?

- У меня есть проект, который я приберег на старость, некий роман типа "Отцы и дети", молодежный или антимолодёжный, как получится. Семья - важная часть моей жизни. Возможно, я это не до конца осознал. Сейчас стараюсь проводить время с детьми, читать им книжки, собирать конструкторы. Со старшим сыном мы иногда даже обсуждаем фильмы. Я ему на ночь рассказываю сказку про гномика Витю - уже четвертый месяц  пошел, я уже истощился (смеется). Я рассказываю каждый день! А ребенок спать без нее не ложится. Я привлекаю все свои знания в области литературы; эта сказка про гномика Витю уже обросла многочисленными персонажами..

- Сейчас Вы заняты, как известно, не только литературной деятельностью, но и являетесь директором музея Набокова. Уже влились в работу?

- У меня было время на раскачку. Я предоставил план развития музея, начиная с июля начнем проводить выставки. Какие  именно - пока секрет. У нас состоялся вечер замечательного переводчика и поэта Яна Пробштейна – был аншлаг, пришло больше шестидесяти человек. И теперь мы запланировали ряд мероприятий на осень. Мы хотим сейчас сделать музей Набокова более живой площадкой, привлечь туда современную русскую прозу и поэзию. То, что происходило в музее, - было важным и интересным, но это был лишь этап. Кстати, я всех приглашаю к сотрудничеству, - мне пишут иногда и учителя, и люди, которые организуют интеллектуальные квесты. Я открыт для всех предложений.

- Сильно потрепал тогда скандал, когда только вступили в должность?

- Что тут можно сказать? Хорошо, что у нас в Петербурге активная общественность, хорошо, что люди высказывают свое мнение и что неравнодушны к наследию Набокова. Но все же тем, кто подписывал петицию, стоило бы сначала разобраться в ситуации. Потому что на их претензии есть внятные ответы. Да, музей был закрыт на два месяца, строительные компании вели там ремонт. Тем не менее, университету удалось договориться, чтобы работы прекратились и чтобы музей с 29 апреля открылся для посетителей. Музей открыт, музей продолжает свою деятельность, музей будет развиваться; сейчас там работают очень квалифицированные специалисты.

 


Подписаться в Яндекс.Дзен

А также подписывайтесь на "Metr" в Яндекс.Новости




Загрузка...
Показать комментарии