Клинический психолог временного госпиталя в "Ленэкспо" Юлия Мохова несколько месяцев работает с пациентами с коронавирусом. Фото Алена Бобрович, "Metro"
Клинический психолог временного госпиталя в "Ленэкспо" Юлия Мохова несколько месяцев работает с пациентами с коронавирусом. Фото Алена Бобрович, "Metro"
Благодарность врачам выражают в письмах. Фото Алена Бобрович, "Metro"
Благодарность врачам выражают в письмах. Фото Алена Бобрович, "Metro"
Благодарность врачам выражают в письмах. Фото Алена Бобрович, "Metro"
Благодарность врачам выражают в письмах. Фото Алена Бобрович, "Metro"
Благодарность врачам выражают в письмах и стихах. Фото Алена Бобрович, "Metro"
Благодарность врачам выражают в письмах и стихах. Фото Алена Бобрович, "Metro"
Ленэкспо". Фото Алена Бобрович, "Metro"
Ленэкспо". Фото Алена Бобрович, "Metro"
Клинический психолог временного госпиталя в "Ленэкспо" Юлия Мохова несколько месяцев работает с пациентами с коронавирусом. Фото Алена Бобрович, "Metro"
Клинический психолог временного госпиталя в "Ленэкспо" Юлия Мохова несколько месяцев работает с пациентами с коронавирусом. Фото Алена Бобрович, "Metro"
Клинический психолог временного госпиталя в "Ленэкспо" Юлия Мохова несколько месяцев работает с пациентами с коронавирусом. Фото Алена Бобрович, "Metro"
Клинический психолог временного госпиталя в "Ленэкспо" Юлия Мохова несколько месяцев работает с пациентами с коронавирусом. Фото Алена Бобрович, "Metro"
Ленэкспо". Фото Алена Бобрович, "Metro"
Ленэкспо". Фото Алена Бобрович, "Metro"
Благодарность врачам выражают в письмах. Фото Алена Бобрович, "Metro"
Благодарность врачам выражают в письмах. Фото Алена Бобрович, "Metro"

"Я задохнусь, и вы не успеете". Чего боятся болеющие коронавирусом – истории психолога "Ленэкспо"

Юлия Мохова несколько месяцев работает с пациентами

Клинический психолог временного госпиталя в "Ленэкспо" Юлия Мохова несколько месяцев работает с пациентами с коронавирусом. Чего боятся люди, болеющие ковидом, как преодолевают свои страхи и за что благодарят врачей, Юлия Семёновна рассказывает Metro.

Юлия Мохова листает журнал с отзывами пациентов, которые уже покинули госпиталь. Таких журналов здесь несколько.

– Когда люди выписываются из обычной больницы, часто дарят докторам конфеты или цветы, – говорит Юлия. – Здесь ничего этого нельзя. А бывшим пациентам хочется как-то отблагодарить медперсонал. Вот они и предложили завести книгу отзывов.

Некоторые пишут целые трактаты, оставляют свои фамилии и номера телефонов. Поимённо перечисляют врачей, медсестёр и санитарок, которые на протяжении длительного времени работали с ними, просят руководство объявить им благодарность или выписать премию.

– Никто не заставит человека написать "спасибо", – считает психолог. – Раз люди благодарят, значит, есть за что.

Клинический психолог временного госпиталя в "Ленэкспо" Юлия Мохова несколько месяцев работает с пациентами с коронавирусом.

Клинический психолог временного госпиталя в "Ленэкспо" Юлия Мохова несколько месяцев работает с пациентами с коронавирусом.

Алена Бобрович, "Metro"

Фото:

За тобой наблюдают, и это хорошо

За время существования госпиталя здесь пролечились тысячи пациентов. У врачей – своя работа, у клинического психолога – своя. Юлия Мохова вместе с пациентами борется с их страхами, паническими атаками, помогает пережить острое горе.

– Конечно, когда госпиталь только открылся, здесь были сложности, – говорит психолог. – Не потому, что работали плохие доктора, а просто не знали, как надо лечить. Не было разделения пациентов на лёгких и тяжёлых, здесь и реанимации сначала не было. Никто не знал логистики. Но ведь когда мы впервые садимся за руль автомобиля, мы же не едем как гонщики? За это время на госпиталь вылился огромный шквал негатива. И люди просто боялись сюда ехать.

По словам Юлии, пациенты очень доверчивы и верят любому слову, прочтённому в Интернете или в СМИ.

– Подхожу к перепуганной пациентке. Оказалось, она где-то прочитала, что в капельницах, которые ей ставят, не лекарства, а обычная вода. "А вот раз вы ко мне подошли, значит, психиатрический диагноз поставите?" – спрашивает. Приходится объяснять разницу между психологом и психиатром и что в капельницах – лекарство.

Многие чувствуют себя некомфортно в здании "Ленэкспо". Огромное помещение, вместо палат – секции, разделённые тонкими перегородками. Повсюду камеры, со второго этажа за тобой наблюдают врачи.

– Но на эту ситуацию можно посмотреть и с другой стороны, – говорит Юлия Семёновна. – Я и мои коллеги заболели в апреле. Госпитализировали нас в Госпиталь ветеранов войн в четырёхместную палату, лечили наши же врачи. Четыре женщины в замкнутом пространстве, из палаты выйти нельзя, вся прогулка – от кровати до туалета и обратно. Тяжело было невероятно. А здесь, в "Ленэкспо", ты у всех на виду. Но ты двигаешься. Можешь подняться на второй этаж, прогуляться. Наверху сесть за столик, включить свой планшет или ноутбук. И то, что за тобой наблюдают, это хорошо. Коронавирус коварен: с утра ты разговариваешь с пациентом, а через четыре часа у него падает сатурация и начинается сильная одышка, и доктора переводят этого человека в павильон, где лежат тяжёлые больные. 

Ленэкспо".

Ленэкспо".

Алена Бобрович, "Metro"

Фото:

"Вы меня заразили!"

По словам психолога, у многих пациентов нарастают раздражительность, тревожность и агрессия, могут проявиться суицидальные наклонности.

– Начинаются панические атаки: "Я задохнусь, и вы не успеете мне помочь", – продолжает Юлия Семёновна. – Некоторые уходят в отрицание. Поступает в госпиталь юная пациентка. "У меня лёгкое течение ковида, – заявляет она. – Я уже неделю пролечилась дома. Нахожусь здесь, потому что живу в коммуналке. Я просто пересижу и поеду домой". Объясняю ей, что она больна, что у неё два положительных теста. КТ на момент госпитализации действительно не показывает поражения лёгких, но это ещё ничего не значит… И действительно, проходит три дня, и небольшое поражение лёгких появляется, нарастает дыхательная недостаточность. "Вот, вы меня заразили, я получила в госпитале вирусную нагрузку!" – предъявляет она претензии. Терпеливо объясняю, что она уже была больна, когда к нам поступила, а сейчас идёт развитие болезни. Случается, привожу в пример свою историю: когда заболела я, у меня тоже не было поражения лёгких. Оно выявилось позже, и болела я достаточно тяжело. Иногда личная история врача успокаивает пациента. Перед ним уже не просто безликий доктор в СИЗе, а человек, который тоже болел и, возможно, чувствовал то же, что чувствует сейчас он.

По словам Юлии Моховой, иногда случаются ситуации, когда просто нужно подождать. Одна из пациенток, женщина среднего возраста, сказала психологу: "Меня всё раздражает. Мне не нужно лечение, домой я выписываться тоже не буду. Я вылежу свои 14 дней, дождусь отрицательного мазка и уеду". Отказалась от приёма препаратов. "Вы ничего не знаете, – объяснила она своё поведение. – Я прочитала, что врачи до сих пор не научились лечить ковид".

– Такого человека на какое-то время оставляем в покое, даём время привыкнуть к обстановке, – говорит психолог. – Потом прихожу, сажусь напротив, и мы снова начинаем разговаривать… Некоторые пациенты испытывают неожиданные панические атаки, позже рассказывают мне: "Что это со мной было? Мне 24 года, и я не истерик по натуре. А тут вёл себя как идиот: кричал, чтобы меня срочно везли в больницу, что я сейчас задохнусь". Кроме всего вышесказанного приходится работать с ситуацией острого горя, когда человек переживает двойной стресс: он сам с ковидом, и в это время кто-то из близких тяжело болеет или умер в другом городе. У меня недавно был такой пациент. Сам переносил болезнь достаточно легко, но в это время в другом городе у него от коронавируса умерли отец и мать, им ещё и 60 лет не было. А он не может даже поехать с ними попрощаться, потому что тесты положительные – и его не могут выписать… С такими пациентами приходится работать долго.

Многие спрашивают психолога о последствиях заболевания коронавирусом. И точного ответа на этот вопрос у неё пока нет.

– Тревога, стресс, панические атаки, скорее всего, останутся с пациентом на какое-то время, – говорит Юлия Мохова. – Я всем при выписке пишу: консультация у психотерапевта по месту жительства. И прошу: пожалуйста, не игнорируйте.

Клинический психолог временного госпиталя в "Ленэкспо" Юлия Мохова несколько месяцев работает с пациентами с коронавирусом.

Клинический психолог временного госпиталя в "Ленэкспо" Юлия Мохова несколько месяцев работает с пациентами с коронавирусом.

Алена Бобрович, "Metro"

Фото:

Благодарность врачам выражают в письмах.

Благодарность врачам выражают в письмах.

Алена Бобрович, "Metro"

Фото:

Благодарность врачам выражают в письмах.

Благодарность врачам выражают в письмах.

Алена Бобрович, "Metro"

Фото:

Врачи тоже плачут

У психолога Юлии Моховой в госпитале два фронта работы: один – это пациенты, второй – медицинский персонал.

В зелёной зоне госпиталя – у окон, выходящих на подводную лодку, которая не знала ни одного поражения, Юлия Семёновна поставила два стула. Здесь она встречается с теми, кто занимается лечением больных, ставит им капельницы и перестилает постели.

– Многие считают, что тяжело только пациентам, а врачи и медсёстры должны работать. Но они не железные. Они тоже плачут, устают, у этих людей случаются проблемы. У них есть родственники, которых они подолгу не видят, и они тоже, как и все остальные, теряют близких. Я семь лет работаю в Госпитале ветеранов войн, со многими специалистами знакома давно. Медики стесняются говорить о своих проблемах и никогда в жизни не позвонят на телефон доверия. У нас в Петербурге семь таких телефонов, но, насколько я знаю, ни один врач туда не обратился. А они ведь тоже живые люди и нуждаются в помощи. Кого-то я приглашаю поговорить, кто-то приходит сам. Надеюсь, после этих встреч им становится легче.

Клинический психолог временного госпиталя в "Ленэкспо" Юлия Мохова несколько месяцев работает с пациентами с коронавирусом.

Клинический психолог временного госпиталя в "Ленэкспо" Юлия Мохова несколько месяцев работает с пациентами с коронавирусом.

Алена Бобрович, "Metro"

Фото:


Подписаться в Яндекс.Дзен

А также подписывайтесь на "Metr" в Яндекс.Новости



Загрузка...
Показать комментарии