Кадр из фильма "Два папы". Фото Netflix India
Кадр из фильма "Два папы". Фото Netflix India
Кадр из фильма "Меня зовут Доломайт". Фото NetFlix
Кадр из фильма "Меня зовут Доломайт". Фото NetFlix
Кадр из фильма "Джокер". Фото Каро-Премьер
Кадр из фильма "Джокер". Фото Каро-Премьер

Кинокритик Егор Москвитин подвёл итоги Международного кинофестиваля в Торонто

О главных картинах фестивалях

15-го сентября в Канаде завершился 44-й Международный кинофестиваль в Торонто.

Ясно, что опять победили зрители - ведь в Торонто, в отличие от Канн, Венеции и Берлина, каждый год голосуют именно они. Поэтому и фильмы, которые сюда приезжают, заточены именно на то, чтобы вызывать сильные эмоции - в противовес всему современному искусству, в котором не разобраться без холодного носа. Так что за фестивалем в Торонто нужно следить не ради того, чтобы быть в курсе, кто из режиссёров нынче царь горы, какие сюжеты злободневнее других, и кому светит “Оскар”. А исключительно ради себя. Чтобы точно знать, какие фильмы смотреть, когда захочется смеяться и плакать - или и то, и другое сразу.

Как таковой программы и основного конкурса в Торонто, кстати, нет: за одиннадцать дней здесь происходит слишком много событий, чтобы привести их к общему знаменателю. Весь фестиваль в городе царит жизнерадостный хаос. Пока тысячи людей пчёлами летают по кинорынку, заключая сделки (среди российских картин спросом пользуются фантастические “Вторжение” и “Спутник”), для практичных североамериканских журналистов и прокатчиков словно на ускоренной перемотке повторяют все самые важные премьеры года с европейских фестивалей. Вот израильские “Синонимы”, победившие в Берлине, - фильм о еврейском юноше, который до того отчаянно хочет стать своим в Париже, что готов ради этого прикусить родной язык. А вот “Паразиты” из Канн - южнокорейская трагикомедия о противостоянии богатых и бедных, которое обречено быть вечным, ведь взрослые безотчётно втягивают в него своих детей. А вот “Джокер” из Венеции - первый американский кинокомикс, победивший на европейском фестивале и имеющий все шансы на главный “Оскар”. Его герой - не злодей, а отчаявшийся быть услышанным человек из народа. 

Но в отличие от мрачного Готэма из комиксов, Торонто - город гуманистов: на каком еще кинофестивале трудятся три тысячи улыбчивых волонтеров, готовых не только помогать гостям, но и интересоваться, откуда те прилетели, и дарить подарки? Поэтому здесь грустного и больного клоуна Джокера бы услышали. И не только Джокера, но и всех-всех-всех. По крайней мере, такое впечатление складывается по фильмам, которые отобрали “программеры” фестиваля - многие из которых, кстати, начинали как волонтеры. 

Кадр из фильма "Джокер".

Кадр из фильма "Джокер".

Каро-Премьер, Другой

Фото:

Вот, например, “Прекрасный день по соседству” - трогательнейшая мелодрама с Томом Хэнксом, напоминающая об истине, которая в последнее время забылась: в доброте не всегда стоит искать подвох. Картина основана на реальных событиях, и Хэнкс в ней играет Фреда Роджерса - легендарного детского телеведущего. Роджерс был настоящим святым, готовым понять и услышать каждого человека, который встречался ему на пути. В фильме таким человеком оказывается пытливый и циничный журналист, который идет на интервью к герою с целью разоблачить этот образ участливого и доброго мудреца. Но Роджерс преодолевает его скепсис - и помогает юноше разобраться в себе и в жизни. Детская передача Фреда Роджерса, кстати, называлась “Прекрасный день по соседству”. Прекрасные дни по соседству - подходящее описание для одиннадцати дней, которые шёл кинофестиваль в Торонто. Ведь все герои и все фильмы здесь - соседи, какими бы разными они ни казались. И рядом с каждым очень хорошо и тепло.

Даже когда эти фильмы о грустном - как, например, “Проксима” с Евой Грин. Это та самая картина, ради которой бывшая “девушка Бонда” и одна из прекраснейших актрис Европы год назад отправилась в Россию, чтобы гулять по магазину “Пятерочка” и мерзнуть в лесу в пуховике с надписью МЧС. Ее героиня - астронавт, которая вместе с русским и американским напарниками вот-вот улетит с Байконура на Марс - но сперва должна пройти подготовку в Звездном городке. На пути к мечте женщине приходится не только преодолеть сопротивление мужчин, но и разрешить сложнейший конфликт с маленькой дочерью, которая не хочет отпускать маму на целый год. “Вырастешь - поймёшь”, - отмахнулись бы родители из прошлого: что такое год детства по сравнению с первым в истории человечества полетом на Марс? Но астронавты - люди из будущего, поэтому эмоциональные отношения матери и дочери в фильме захватывают сильнее, чем подготовка и испытания тел, умов и ракет.  

А в картине “Меня зовут Доломайт” внезапно воскресает любимый с детства актёр Эдди Мерфи. Его героя - комика, музыканта, лицедея и режиссера по прозвищу Доломайт - не хотят воспринимать всерьез ни белые, ни чернокожие. Но упрямство в желании приносить радость другим со временем ломает все стены - и автор совершенно дурацких и неумелых, но смешных и искренних фильмов становится звездой. А выжить в мире хищных продюсеров ему помогает верность друзьям - таким же неунывающим оборванцам из гетто, как и он сам.

В фильме “Кролик ДжоДжо” плата за неумение слышать других еще выше: время действия - годы Второй мировой войны, главные герои - маленький немец и еврейская девочка, спрятавшаяся в его доме. Мальчик растет без отца, у него нет друзей, поэтому он мучительно хочет стать для кого-то своим, быть частью клуба - и это желание приводит его в ряды гитлерюгенд. Сильнее потребности быть членом стаи может быть лишь потребность в любви, так что за сердце и душу мальчика начинается борьба, напоминающая перетягивание каната. Фильм при этом не драма, а комедия абсурда: к примеру, его режиссер Тайка Вайтити лично играет пародийного Гитлера, с которым мальчик завел воображаемую дружбу.

И, наконец, самый главный фильм фестиваля о ценности диалога - “Два Папы” от Netflix с Энтони Хопкинсом и Джонатаном Прайсом. Первый когда-то изображал каннибала Ганнибала в “Молчании ягнят”, а второй - лидера религиозной секты из “Игры престолов”. Но в новой картине они перевоплощаются в настоящих понтификов - Папу Бенедикта и Папу Франциска. История почти докуменальна: лидеры Ватикана и всего католического фильма должны договориться о будущем Церкви. И, несмотря на противоположные позиции (один - консерватор, другой - либерал) им удается услышать друг друга. Так что мораль самого крупного мирового кинофестиваля неожиданно сводится к песенке из отечественного мультфильма: “Папа может, папа может всё, что угодно”. Даже договориться с другим папой. И мама, судя по героине Евы Грин, тоже может все, что угодно. Теперь дело за сыновьями и дочерьми.



Подписаться в Яндекс.Дзен

А также подписывайтесь на "Metr" в Яндекс.Новости




Загрузка...
Показать комментарии