Сергей Мирошничнко. Фото РИА Новости
Сергей Мирошничнко. Фото РИА Новости
Фильм о "Крестах" выйдет в январе 2021 года. Фото предоставлено пресс-службой ВГТРК
Фильм о "Крестах" выйдет в январе 2021 года. Фото предоставлено пресс-службой ВГТРК
Фильм о "Крестах" выйдет в январе 2021 года. Фото предоставлено пресс-службой ВГТРК
Фильм о "Крестах" выйдет в январе 2021 года. Фото предоставлено пресс-службой ВГТРК

Кинорежиссёр-документалист Сергей Мирошниченко: Начальники тюрем понимают философию жизни

На Netflix впервые покажут фильм про "Кресты"

В этом году на платформе Netflix появился первый документальный российский фильм "Кресты". Репортёр Metro поговорил с кинорежиссёром Сергеем Мирошниченко, сценаристом и продюсером картины. Он рассказал про детали работы и о том, чем его поразил тюремный быт

Это правда, что идея фильма родилась благодаря творчеству Александра Солженицына, к которому вы неравнодушны?

Нет, это неправда. Как только я услышал, что "Кресты" будут переезжать, а я эту информацию получил задолго, мы тут же стали собирать деньги и просить разрешение на съемки. Очень хотелось показать этот исторический момент.

Я уверен, что Netflix не та платформа, которая что-либо будет размещать у себя просто так. Как у вас шли переговоры?

Картину мы делали совместно с Министерством Культуры и с холдингом ВГТРК. Я благодарен Олегу Добродееву (гендиректор ВГТРК – Прим. Ред.) за помощь, мы с ним давно сотрудничаем. И вот от ВГТРК как раз и был был подан пакет документальной продукции. Из него Netflix выбрал одну картину. А мог бы и ничего не выбрать. Я с вами согласен, что это не та организация, которой мы можем приказывать. Думаю, они просто остановили свой выбор на самой профессиональной работе. Потому что операторский состав - выдающийся плюс, мы снимали и с квадрокоптера много. Замечательный режиссёр Ангелина Голикова, она выпускник "Мастерской В.И. Хотиненко и В.А.Фенченко". Очень опытный человек. Плюс с нами работал один из лучших монтажёров страны Юлия Серьгина. Фильм правда вышел качественным. И не потому, что сняли грязь про отечественную тюремную систему, как некоторые думают, а потому что сделан хорошо. Картина отличается тем, что это цельное художественное произведение, не телевизионное. Это, как говорят, арт-документальное кино.

А если бы выбрали не вашу картину из пакета предложенных, вы бы не расстроились?

Нет. Я вполне спокойно, адекватно работаю. Во-первых, как я уже говорил, картина всё равно увидит свет. И второй момент: наша студия постоянно работает с зарубежными партнёрами, поэтому на зарубежный рынок нам дорога открыта. Картину сейчас берут сразу несколько фестивалей. Например, будет показ на Варшавском фестивале в период с 9 по 18 октября. Потом будет еще несколько фестивалей. И судя по тому, что картину приглашает много фестивалей, отборщики сразу видят, что она будет интересна зрителю в той или иной стране. Думаю, мы не должны сомневаться в их выборе.

Ранее в одном из интервью вы сказали, что "фильм получился в том числе благодаря помощи заключённых". Каким образом они вам помогли?

Я благодарен тем заключённым, которые дали добро на съёмки. Вы же понимаете, что не все хотели бы, чтобы их снимали. А поскольку мы снимали и в старых "Крестах", и в новых, это вызывало дополнительные трудности. Но и сообщество заключённых, и ФСИН пошли нам навстречу. Чтобы вы понимали, со стороны ФСИН было полное доверие: у нас операторы около часа оставались в камере вместе с заключёнными, жили с ними. А ещё нам очень повезло, потому что попались интересные историки, которые рассказывали про тюрьму. Потому что У нас не было задачи рассказать только о современном уголовном мире, а была задача рассказать историю страны через историю тюрьмы.

Вашим операторам не было страшно находиться с заключёнными?

Было. Но потом привыкали. Например, наш оператор Максим Арбугаев прожил вместе с заключёнными первые минуты после переезда в новые "Кресты". Они вместе распечатывали паёк, ели, разговаривали. И заключённые уже тогда настолько привыкли и настолько доверяли камере, что вели себя достаточно раскованно. Так, как, видимо, вели себя в обычной жизни.

Какое впечатление лично на вас произвели людей из нашей тюремной системы? К примеру, начальники.

Вы знаете, я хотел вам сказать, что это очень интересные люди. Я не ожидал, что они окажутся именно такими. Хотя мне раньше говорили, что руководители некоторых наших тюрем – люди очень опытные с точки зрения жизненной мудрости. Потому что мудрость есть и у тех, кто сидит, так как это же экстремальная ситуация и человек начинает думать о своем внутреннем мире. Один из заключённых сравнил отправку в тюрьму с поездкой в Тибет, с поездкой в монастырь, в котором необходимо познать себя самого.

И вот так получилось, что мы снимали трёх начальников тюрем. Один начальник старых "Крестов", другой новых "Крестов" и третий человек пенсионер в отставке, который раньше руководил "Крестами". И вы знаете, это люди действительно очень неглупые, по-своему очень талантливые. И они понимают философию жизни, а иначе, наверное, в тюрьме действительно просто нельзя. Потому что там сидят самые разные люди: и образованные, и жестокие, и трудные с психологической точки зрения.

Проведя длительное время и новых, и в старых "Крестах" вы смогли уловить, в чём же между ними главная разница?

Для меня есть одна есть существенная разница. Старые "Кресты" - это голгофа по своему построению, архитектор её спланировал и реализовал как голгофу. Там три креста, на самом деле. Третий крест - это церковь. И все три креста соединены. И получается, что есть крест, который ближе к реке Неве, крест, который дальше, и есть центральный крест - это храм, смысл которого был в архитектуре. Храм как бы символизировал, что ты можешь пасть, но потом собрать свои духовные силы и встать на путь истинный. Вот такая концепция была в старых "Крестах". В новых "Крестах" храма надежды пока нет. Надеюсь, что появится.


Подписаться в Яндекс.Дзен

А также подписывайтесь на "Metr" в Яндекс.Новости




Загрузка...
Показать комментарии