Хвостатые беженцы едут в Петербург и Москву

Евгения Михайлова из Донецкой области каждый день спасает оставленных в зоне боевых действий животных. Вывозит их из разрушенных домов и находит им новых хозяев в разных городах России

Евгения Михайлова и один из спасённых ею хвостатых беженцев. Кота Женя везёт к границе, где его заберут волонтёры и перевезут в Петербург. Фото telegram @коshkindomdonetsk
Евгения Михайлова и один из спасённых ею хвостатых беженцев. Кота Женя везёт к границе, где его заберут волонтёры и перевезут в Петербург. Фото telegram @коshkindomdonetsk
У приюта "Кошкин дом" уже появились перевозчики в Ростове и Краснодаре. Фото telegram @коshkindomdonetsk
У приюта "Кошкин дом" уже появились перевозчики в Ростове и Краснодаре. Фото telegram @коshkindomdonetsk
В основном хозяева для мариупольских котов находятся в Москве и Петербурге. Фото telegram @коshkindomdonetsk
В основном хозяева для мариупольских котов находятся в Москве и Петербурге. Фото telegram @коshkindomdonetsk
Тем, кто хочет взять беженца, нужно оплатить переноску и дорогу до своего города. Фото telegram @коshkindomdonetsk
Тем, кто хочет взять беженца, нужно оплатить переноску и дорогу до своего города. Фото telegram @коshkindomdonetsk
Свой мини-приют Евгения открыла 26 лет назад. Фото telegram @коshkindomdonetsk
Свой мини-приют Евгения открыла 26 лет назад. Фото telegram @коshkindomdonetsk
Когда Евгению останавливает патруль, она показывает им переноски, в которых сидят истощённые коты. Фото telegram @коshkindomdonetsk
Когда Евгению останавливает патруль, она показывает им переноски, в которых сидят истощённые коты. Фото telegram @коshkindomdonetsk

Сейчас Евгения почти каждый день ездит по одному и тому же маршруту: из посёлка Еленовка – в разрушенный Мариуполь. Оттуда со спасёнными котами и собаками возвращается домой, а потом везёт животных к границе с Россией.
За два месяца Женя и её помощники-волонтёры спасли из покинутого города сотни котов и собак.

"Кошкин дом"

Свой мини-приют Евгения открыла 26 лет назад.

– Я с детства жалела животных, – рассказывает Евгения Metro. – Всё время приносила домой котят с больными глазами, лечила их. И дошла до того, что решила открыть мини-приют. Мне тогда было 20 лет. Я подбирала брошенных животных и пристраивала их на передержку или искала новых хозяев.

Приютом Женя занималась в свободное время. Сама работала копирайтером, писала для ветеринарных клиник материалы, переводила исследования. Параллельно получила диплом ветеринарного врача.

– В 2014 году, когда в Донбассе начались военные действия, моя дочь Амина получила контузию, мы эвакуировались в Петербург. Думали, что на три недели, а задержались на полтора года. До сих пор с теплом и благодарностью вспоминаю петербуржцев, которые нам помогали. Я устроилась на работу в ветеринарную клинику, дочь училась в школе. Дома муж занимался приютом. А к концу 2015 года мы вернулись в Донецкую область.

Все эти годы Евгения Михайлова вместе с семьёй жила на линии фронта – в посёлке Еленовка, что в 30 километрах от Донецка. У Михайловых свой дом, небольшое фермерское хозяйство, которое их кормит.

– До 24 февраля у нас была вполне обычная жизнь: мы ходили в театр, приезжали артисты из России и других стран, работали бассейны и детские секции. Правда, иногда раздавались взрывы, начиналась перестрелка. Да, мы всё время находились в напряжении. К началу спецоперации в нашем приюте проживало больше ста животных.

Раненого спаниеля хозяин забрал в Донецке

В марте на блок-постах ДНР со стороны Украины выстраивались километровые очереди из беженцев. В основном это были жители Мариуполя. Измученные люди стояли по несколько суток. Многие эвакуировались с животными.

– Я предложила отдать животных нам и забрать их уже в Донецке после прохождения всех формальностей. Многие соглашались. Помню, один парень держал на руках спаниеля, у пса было осколочное ранение. Хозяин не хотел с ним расставаться. "Это же мой лучший друг, вдруг с ним что-то случится?" – переживал этот беженец. Я убедила, что всё с его другом будет в порядке. Через два дня они встретились. Парень даже заплакал, когда забирал своего спаниеля...

По словам Евгении, не все беженцы забрали с собой домашних животных.

– Люди эвакуировались в панике, – рассказывает Женя. – Кто на Украину, кто  в Россию. И политика тут ни при чём: куда был коридор, туда и бежали. Наш приют хорошо знают, особенно беженцы. Одна девушка, она сейчас очень далеко, написала, что в её квартире остались два кота. Когда объявили об эвакуации, животные спрятались, не отзывались. Было темно, найти их быстро не получилось, а бежать из города надо было срочно. Она оставила котам воду и много корма. Мы нашли этот дом. Вошли в квартиру. Одного кота поймали, передали её маме, которая живёт в Донецке. В эту квартиру мы вошли с разрешения хозяйки. В остальные входить не можем, это нарушение закона. Снимаем котов с балконов, выманиваем из квартир, если двери выбило взрывом. Сколько нашли, подобрали – столько и увезли. Наш когда-то просторный приют сейчас превратился в лагерь хвостатых беженцев.


"Пропустите раненых котов!"

– Большинство домов в Мариуполе разрушены, – продолжает Евгения. – Но есть и целые. Я даже видела одну девятиэтажку с целыми стеклами, но это большая редкость. Удивительно, но жизнь в Мариуполе продолжается. Люди начали возвращаться. Селятся по несколько семей в сохранившиеся квартиры, во дворах готовят еду на кострах. Есть дежурные по подъезду – они выметают лестницу. Дежурные по воде ходят на источник. Сейчас начали работать несколько школ.

У Евгении уже отработана схема поездок в Мариуполь. На блокпостах её знают. Въезжая в разрушенный город, Женя узнаёт у патруля, какие улицы на сегодняшний день безопасны. Дальше она начинает звать хвостатых, потом везёт их домой. Коты получают противовирусную сыворотку, приходят в себя. В это время им ищут новых хозяев. У приюта "Кошкин дом" уже появились перевозчики в Ростове и Краснодаре. Тем, кто хочет взять беженца, нужно оплатить переноску и дорогу до своего города. В основном хозяева для мариупольских котов находятся в Москве и Петербурге.
До границы с Россией животных Женя везёт сама, иногда её сопровождает дочь.

– Я вожу их в Ростов, там их забирают волонтёры или встречают будущие хозяева, – говорит Евгения. – Иногда, чтобы сэкономить время, пересекаем границу пешком. Иногда меня узнают. Как-то приехали, а на паспортном контроле стоят два автобуса – это 100 человек! Вдруг одна девушка  спрашивает: "Вы Женя? Это вы котов спасаете?" И тут же обращается к очереди: "Мы тут все без детей, относительно здоровы. А у Жени раненые животные. Давайте её пропустим!" И меня пропустили.

Нарушитель комендантского часа

В Донецкой области комендантский час действует с 23.00 до пяти утра.

– Иногда я не успеваю вернуться домой вовремя, – говорит Женя. – Путь из Мариуполя занимает больше трёх часов. Дорога разбита, много военной техники. Когда меня останавливает патруль, я показываю им переноски, в которых сидят истощённые коты. Военные меня уже узнают, для порядка ворчат, но всегда пропускают.

Евгения говорит, что не уедет из своего дома.

– Буду ждать, когда наступит мирное время, – продолжает Евгения. – Начнём отстраивать разрушенные города и продолжать помогать животным.

"Кошкиному дому" нужна помощь
Мини-приют "Кошкин дом" живёт на пожертвования. Деньги необходимы на корм животным, на бензин: каждый день на поездки в Мариуполь и Ростов уходит 1–1,5 бака бензина. Если вы готовы помочь, все реквизиты можете найти в телеграм-канале приюта "Кошкин дом Донецк" telegram@коshkindomdonetsk. Там же можно узнать, как приютить хвостатого беженца.



Подписаться в Яндекс.Дзен

А также подписывайтесь на "Metr" в Яндекс.Новости

Показать комментарии