Ник Перумов в гостях в редакции Metro-Петербург. Фото Святослав Акимов, "Metro"
Ник Перумов в гостях в редакции Metro-Петербург. Фото Святослав Акимов, "Metro"
Ник Перумов в гостях в редакции Metro-Петербург. Фото Святослав Акимов, "Metro"
Ник Перумов в гостях в редакции Metro-Петербург. Фото Святослав Акимов, "Metro"
Ник Перумов в гостях в редакции Metro-Петербург. Фото Святослав Акимов, "Metro"
Ник Перумов в гостях в редакции Metro-Петербург. Фото Святослав Акимов, "Metro"
Ник Перумов в гостях в редакции Metro-Петербург. Фото Святослав Акимов, "Metro"
Ник Перумов в гостях в редакции Metro-Петербург. Фото Святослав Акимов, "Metro"
Ник Перумов в гостях в редакции Metro-Петербург. Фото Святослав Акимов, "Metro"
Ник Перумов в гостях в редакции Metro-Петербург. Фото Святослав Акимов, "Metro"
Ник Перумов в гостях в редакции Metro-Петербург. Фото Святослав Акимов, "Metro"
Ник Перумов в гостях в редакции Metro-Петербург. Фото Святослав Акимов, "Metro"
Ник Перумов в гостях в редакции Metro-Петербург. Фото Святослав Акимов, "Metro"
Ник Перумов в гостях в редакции Metro-Петербург. Фото Святослав Акимов, "Metro"

Ник Перумов – о политкорректности и бета-тестерах своих книг

Писатель побывал в гостях Metro-Петербург

В гости к Metro пришёл "отец русского фэнтези". Он рассказал о современном читателе, политкорректности и бета-тестерах своих книг

– Я бы рад, как Джордж Мартин, писать по книге на 1200 страниц раз в семь лет, но это не про современный книжный бизнес, – признался Перумов Metro. В Россию из Северной Каролины, где он постоянно проживает с конца 90-х годов, писатель прилетел презентовать новую книгу "Гибель богов – 2: Орёл и дракон" из своего самого долгоиграющего цикла – "Миры упорядоченного". Ему уже 20 лет.

– Меня часто спрашивают, почему раньше книги были такими большими, а теперь стали тоненькими, – рассказывает автор. – К сожалению, у современного читателя внимания, как у рыбки гуппи – три секунды. Много отвлекающих факторов. Если писатель не мелькает часто в медиапространстве, о нём забывают. И читателю нужна визуализация, клип. Тот же Мартин, автор "Игры престолов", пока не запустили сериал, был известен в России, но не до фанатизма. Когда у меня тиражи были 200 тыс., у него едва доходили до 20 тыс. И это считалось для переводной фантастики хорошо.
Второй момент: читатели требуют не размышлений и философствований, а действия. Экшена, хотя и не нон-стоп, а со смыслом. Чтобы все рефлексии героя передавались не исключительно через его мысли, а через его действия.

Качество в количество
С другой стороны, на писателей давят издатели. Сегодня, когда крупные холдинги в России выпускают почти всё, внимание к отдельному автору снизилось, объясняет Перумов:
– Если раньше выпуск романа в бумажном виде считался критерием качества, то в какой-то момент издательства, борясь с чудовищным падением тиражей, пошли по пути увеличения количества наименований. Сейчас ситуация постепенно исправляется. Но требования к регулярности выхода никуда не делись. Если ты готов писать раз в два года, ты никому не нужен.

Не покупают и не продают
По содержанию же самих книг никаких требований и цензуры в России нет. В отличие от США, где политкорректность перешла всякие границы, считает Ник Перумов. И касается это даже самых известных писателей. Стивен Кинг при всём его статусе "короля ужасов" и миллионах не может перечить авторам экранизации, которые делают основного героя его главного цикла "Тёмная башня" чернокожим. Ему приходится оправдываться, что тот изначально не был списан с Клинта Иствуда. А Джоан Роулинг под прессом общественности говорит о том, что Дамблдор, один из героев саги про Гарри Поттера, – гей.

– В США ощущается серьёзное влияние среды, критиков, журналистского сообщества, – отмечает Перумов. – Это напоминает советские времена, когда надо было в произведения вставлять положительный образ коммуниста. Сами по себе упомянутые категории заслуживают интереса со стороны литераторов не меньше, чем привычные. Но если это становится обязаловкой, печально.

Свой в Америке
На вопрос, русский он в США или американец с русскими корнями, Перумов отвечает, что никакого отношения к Америке не имеет:
– В конце 90-х мы переехали за океан не потому, что не хотели жить в России, а потому, что наши дипломы учёных не были востребованны на родине. Сегодня ты можешь жить где угодно: есть Интернет. Может, нескромно прозвучит, хотя это не сравнение: от того, что Тургенев жил в Париже, а Гоголь в Италии, они не перестали быть русскими писателями.
У Перумова трое детей, и они пользуются лучшим из двух миров:
– Мы часто приезжаем в Россию, дома говорим по-русски. В Америке это поощряется – знание своих корней. Там даже в семьях, которые несколько поколений живут в стране, принято говорить, что я, к примеру, итальянец.

Не все критики одинаково полезны
Отзывы на свои книги в стиле "раньше было лучше, а теперь конвейер" Перумов не читает. У него есть группа доверенных, как он говорит, "бета-тестеров" (по аналогии с теми, кто тестирует игры и ПО до выхода):
– Это друзья, люди, которым я доверяю. Они искренне и жёстко порой критикуют книгу в рукописи, но их цель – сделать её лучше. То есть не самоутвердиться, а помочь автору.

Перумову нравится придумывать миры
В России выходит новый роман Сергея Лукьяненко, автора "Дозоров". В создании "Владыки" принял участие и Перумов. Правда, он писал отдельный текст.
– К Сергею обратились разработчики масштабной компьютерной игры, и он предложил мне создать историю этого мира – легендариум, – говорит Перумов. – Мифы, легенды, откуда всё пошло. А я как раз хорош в деле придумывания миров.
В книге есть художественный текст Лукьяненко и другого писателя – Ивана Кузнецова, а затем идёт история мира.

Ругаешь? Есть перспектива!
Большая литература в России ушла в политику, сокрушается Перумов. Если писатель ругает власть, то у него всё сложится в литературном сообществе. И добавляет: я этого не приемлю.
– Яркий пример – Нобелевская премия Светланы Алексиевич, полученная не за сам текст, а за обработку интервью, взятых давным-давно, – заключает Ник Перумов.

Хочет писать для подростков
У Перумова есть цикл подростковой фантастики – трилогия "Приключения Молли Блэкуотер". Планов у него масса, но из всех он выделяет именно желание писать для подрастающего поколения. В США сложился целый пласт такой фантастики, которая соединяет образовательное начало с цепляющим сюжетом, интересным подросткам (известный цикл – "Голодные игры"). В СССР такой литературы почти не было. В России она только зарождается.

Николай Перумов:
Родился в Ленинграде в 1963 году. Писать начал в конце 70-х. Окончил Политех (инженер-физик). Занимался молекулярной биологией и десять лет отработал в НИИ. По этой же специальности трудился в США. Сейчас занимается литературой.
В 1993 году выпустил продолжение "Властелина колец" – "Кольцо тьмы" (с него началось русское фэнтези).
Главный цикл сегодня – "Упорядоченное". Также известны "Империя превыше всего" (научная фантастика) и "Приключения Молли Блэкуотер" (подростковая фантастика).

Видео встречи с Перумовым в редакции Metro-Петербург ЗДЕСЬ.




Подписаться в Яндекс.Дзен

А также подписывайтесь на "Metr" в Яндекс.Новости



Загрузка...
Показать комментарии