"Ну наконец-то. Вверх больше не надо. Можно отдохнуть...": 40 лет назад советские альпинисты впервые покорили Эверест

Metro узнало подробности той экспедиции, что называется, из первых уст

Отсюда Эверест кажется не таким уж огромным. Но до вершины было ещё 3 километра по высоте | «Эверест-82».
Отсюда Эверест кажется не таким уж огромным. Но до вершины было ещё 3 километра по высоте | «Эверест-82».

Третий полюс мира – так величественно именуют высочайшую вершину планеты (8848,8 метра).

Она расположена в Гималаях в хребте Махалангур-Химал, по которому проходит граница между Непалом и Тибетом, автономным районом на юго-западе Китая. Впервые покорить Эверест удалось в 1953 году. Сделал это новозеландец Эдмунд Хиллари. Советскому Союзу пришлось ждать ещё почти три десятилетия, чтобы совершить историческое восхождение.

– Наша страна готовила экспедицию в 1959 году, – вспоминает в интервью Metro Владимир Шатаев, бывший тренер сборной СССР по альпинизму. – Уже отправили к Эвересту снаряжение. Ребята сидели на чемоданах, готовые выехать в аэропорт, когда поступил сигнал: отбой. На Тибете восстание, всё отменяется.

В последующие годы покорению Эвереста препятствовала нехватка финансирования. Из-за того, что маршрут проходит по территории иностранного государства (Непала), требовалась валюта. Москва её выделять отказывалась.

– Тогда наши альпинисты придумали хитрый ход: создать международный лагерь под пиком Ленина, продавать туда путёвки, а деньги перечислять в общую казну "на Эверест", – продолжает Шатаев. – В 1974 году первый такой лагерь был успешно организован, его посетили около 200 зарубежных альпинистов, каждый платил 600 долларов. Деньги вроде бы шли, но экспедиция по-прежнему откладывалась. В итоге с помощью поэта Николая Тихонова получилось выйти на Центральный комитет и там утвердить план восхождения. Непал выдал нам разрешение на 1980 год. Но из-за того, что в том году в Москве планировалось проведение Олимпиады, ЦК постановил: второе столь масштабное историческое событие страна финансово не потянет. В результате мы поменялись с испанцами – дали им нашу очередь, а они уступили свою, на 82 год. С грехом пополам на нашу экспедицию выделили 110 тысяч долларов.

Сложнейший склон

Отбор участников восхождения вёлся жесточайший. Из 200 претендентов предстояло выбрать 25 лучших. Среди основных требований были отменное здоровье, наличие в послужном списке восхождений на два семитысячника, возраст не более 45 лет, высокая степень совместимости кандидатов (их надо было разбить на группы по 2–4 человека).

– Один из лучших результатов по физической подготовке показал Валентин Божуков, – рассказывает Шатаев, входивший в оргкомитет экспедиции. – Но у него был сложный характер, кроме того, он был "задействован" в 10 несчастных случаях. Его даже называли Ходячая Смерть. Никто не хотел идти в связке с Валентином, этот вопрос даже обсуждался в ЦК. В итоге Божукова исключили из состава. Такая же участь постигла другого сильного альпиниста, Вадима Смирнова. На него пришла анонимка: совершал махинации с автомобилями. Времени проверять не было, его тоже не взяли в Непал.

Подготовка экспедиции заняла около двух лет. За время тренировочных сборов было совершено несколько восхождений на высочайшие вершины СССР – пик Коммунизма, пик Ленина, пик Евгении Корженевской. Даже после этого никто из участников не имел за плечами покорения высот более 7600 метров.

Для штурма Эвереста был выбран восьмой, никем ранее не покорённый маршрут – по сложнейшему юго-западному склону вершины.

– Много было споров о том, что лучше – идти по "классике" или по новому маршруту. Я, например, голосовал за "классику", – признаётся Шатаев. – Но тренерский совет решил иначе. За рубежом всегда ценятся новые маршруты. В случае его успешного преодоления альпинистам аплодирует весь мир.

Отчаяние Москальцова

 

21 марта на высоте 5340 метров над уровнем моря были установлены палатки базового лагеря экспедиции. Туда стали доставлять грузы, вес которых составил около 14 тонн. Из-за трудности маршрута многие непальские носильщики отказывались подниматься дальше. Восходителям пришлось выдержать и испытания непогодой. За последние годы это был один из самых ненастных сезонов в Гималаях. Но, несмотря на мороз, ураганный ветер и снегопады, из 50 дней, которые провели советские альпинисты у Эвереста, в течение 45 шла работа на маршруте.

 

Одновременно с советской экспедицией Эверест штурмовали с севера альпинисты из США и Великобритании, но обе попытки закончились трагически. У американцев, сорвавшись, погибла единственная участвовавшая в восхождении женщина – Марти Хой. У англичан с вершинного купола Эвереста сорвалась штурмовая двойка Питер Бордман – Джо Таскер. Оба альпиниста тоже погибли.

Забегая вперёд, скажем: все советские спортсмены остались живы. Впрочем, без происшествий не обошлось. Москвич Вячеслав Онищенко заболел горной болезнью и был спущен вниз в тяжёлом состоянии. Когда оставалось совсем немного до вершины, харьковчанин Алексей Москальцов оступился на покосившейся лестнице и упал с 15-метровой высоты, ударяясь о ледяные выступы.

Чувства, которые он испытал, очнувшись, Алексей описал в книге "Эверест-82": "До меня начинает доходить весь ужас происходящего. Всё кончено!.. Никогда, никогда в жизни уже не удастся мне взойти на эту Гору… Отчаяние и горечь охватывают меня, к горлу подкатывает ком". Через пять лет Москальцов погибнет во время восхождения на пик Клары Цеткин из-за схода лавины.

Набалдашник с флагами

До вершины Эвереста добрались 11 участников экспедиции. Первыми из них 4 мая стали ленинградец Владимир Балыбердин и москвич Эдуард Мысловский.

– Они шли в связке, разделённые 15-метровой верёвкой, – объясняет Шатаев. – Первым к вершине поднялся Балыбердин. Последние 3–4 шага он сделал не сразу – сел и стал на кинокамеру снимать восхождение Мысловского. Но это была старая техника, которую надо заводить руками. При 20-градусном морозе она фактически не работала. Ребятам по рации передали: "Бросьте камеру вниз, только не в китайскую сторону". Кстати, везде пишут, что Ба- лыбердин покорил Эверест без кислорода. Это неправильно. Он использовал его, просто не в полной мере – во время ночёвки перед решающим подъёмом, а также при спуске. Но на пути к вершине он действительно обходился без кислорода, что на тот момент являлось уникальным достижением.

Сам Балыбердин вспоминает те минуты в сборнике "Эверест. Юго-западная стена": "Я стоял на самой высокой точке. Следующий шаг – начало спуска на восток. Там, в двух метрах от меня и немного левее верхней кромки гребня, едва виднеется круглый набалдашник из светлого металла с обрывками выцветших флагов... Глядя на Тибет, я не ощутил приступа бурной радости. Я подумал: "Ну вот, наконец-то. Вверх больше не надо. Можно отдохнуть. И что бы теперь ни случилось с погодой, с маршрутом и даже с нами – всё равно, русские побывали на Эвересте".

Ордена и "Волги"

Проведя на вершине час и накидав с собой несколько килограммов известняка (на память родным), альпинисты приступили к спуску. Оставить на вершине советский флаг не получилось. Он находился в 30-килограммовом рюкзаке Мысловского, который тот при подъёме вынужден был сбросить в пропасть. Эдуард, поскользнувшись, повис вниз головой на самостраховке, и рюкзак душил его поясным ремнём. Так он остался и без запасных рукавиц. Уже при спуске основные перчатки порвались, и Мысловский получил отморожение рук III степени.

Из дневника врача экспедиции Света Орловского: "Пальцы Эдуарда подверглись морозом необратимым явлениям. Концевые фаланги чернеют, омертвение становится более выраженным, наступает сухой некроз. Ясно, что придётся ампутировать эти фаланги".

– Мысловского вертолётом сразу доставили в Катманду, а оттуда в Москву, где хотели госпитализировать в ожоговое отделение, – рассказывает Шатаев. – Но Эдик наотрез отказался. Понимал: там ему отрежут пальцы. Он рассчитывал, что пройдёт лечение и какие-то миллиметры можно будет спасти. В итоге его поместили в "Склиф". Без ампутации не обошлось, но некоторые фаланги действительно удалось сохранить.

Всем участникам восхождения были присвоены звания заслуженных мастеров спорта СССР. Балыбердин и Мысловский получили по ордену Ленина, а также квоты на приобретение машины "Волга".

По маршруту, пройденному советскими альпинистами, на вершину Эвереста никто больше не поднимался.


P. S.

Metro удалось связаться с Эдуардом Мысловским. Уже много лет он не даёт никому интервью. Прославленный альпинист – инвалид второй группы по зрению: он практически полностью ослеп. Кроме того, он в обиде на журналистов, которые пишут о нём небылицы. Так, в одном издании вышла статья под заголовком: "А был ли Мысловский на вершине?" В другом написали про "мохнатую руку", которая помогла ему подняться на Эверест.

– Каждое новое поколение должно совершать очередные восхождения. Но альпинистов у нас почти не осталось, – с грустью размышляет Эдуард Викентьевич, которому 29 мая исполнится 85 лет. – Если в Японии их 500 тысяч, то у нас в десятки раз меньше. И это на огромную страну с таким количеством высоких горных вершин! Мне даже свою библиотеку раздать некому. Недавно услышал по радио, что какой-то пенсионер грозился перерезать верёвку альпинисту. Какой он альпинист?! Это просто промышленный работник, который работает на высоте. Самоучка, приехавший подзаработать. А на склонах Эвереста и сегодня умирает каждый десятый.

Основные этапы экспедиции

  • 21 марта – открытие базового лагеря (5340 метров)
  • 22 марта – установка лагеря-1 (6500 м)
  • 31 марта – установка лагеря-2 (7350 м)
  • 12 апреля – установка лагеря-3 (7850 м)
  • 18 апреля – установка лагеря-4 (8250 м)
  • 3 мая – установка лагеря-5 – штурмового (8500 м)
  • 4–9 мая – штурм вершины


Подписаться в Яндекс.Дзен

А также подписывайтесь на "Metr" в Яндекс.Новости

Реклама


Показать комментарии