Ильдар-хазрат. Фото предосталвено героем публикации
Ильдар-хазрат. Фото предосталвено героем публикации
Шамиль-хазрат. Фото предосталвено героем публикации
Шамиль-хазрат. Фото предосталвено героем публикации
Аделия Аляутдинова. Фото Михаил Нешевец.
Аделия Аляутдинова. Фото Михаил Нешевец.
Сыновья Аделии Аляутдиновой. Фото из детства, которое очень любит их мама. Фото Михаил Нешевец.
Сыновья Аделии Аляутдиновой. Фото из детства, которое очень любит их мама. Фото Михаил Нешевец.

Воспитание детей – не бремя, а счастье: как живёт мама сразу двух имамов

Аделию Аляутдинову хорошо знают московские татары

Аделию Аляутдинову хорошо знают московские татары и мусульмане Москвы. Её младший сын Ильдар – имам Московской соборной мечети, а старший Шамиль  – имам-хатыб московской Мемориальной.

Мы встретились с Аделией-ханум там, куда не ступала нога журналиста, – у неё дома. Поддержать маму пришёл её младший сын Ильдар.
–  Может, не будете включать свой диктофон? – спрашивает она чуть не с порога.  – Лучше будьте гостями,  выпьете чаю, угощайтесь...
Перед нами стол, который и по форме, и по содержанию достоин отдельной статьи. Поэтому не стану его описывать. Упоминаю его, потому что его приятно вспомнить и чтобы подчеркнуть  –  беседа была неформальная, прерываемая переменами блюд.

Богатая бабушка
 – У меня девять внуков, – с удовольствием говорит Аделия-ханум. – Частенько наведываются и особенно любят остаться с ночёвкой, чтобы послушать сказки. В доме становится тесно, но очень здорово. Сказки я сама сочиняю.
– А вы их записываете, можно почитать? – спрашиваю хозяйку.
– Нет, а зачем? Я же просто импровизирую. Хотя некоторые предлагали написать, – немного смущается Аделия-ханум. – В моих  сказках  один центральный герой, которого зовут так же, как нашего пророка (мир Ему). Он – наш современник, москвич, оказавшийся во время поездки в пустыне. Там он заметил нечто удивительное, торчащее из песка. Организовал раскопки, и оказалось, что это древняя мечеть с таинственным сундуком с драгоценностями. Герой тратит богатство во благо людей, создавая сады, строя больницы, то есть реализует разные проекты. Это сюжетные линии. Я предлагаю детям самим выбрать какой-то проект, и мы обсуждаем с ними, почему именно этот.


9 внуков от двух сыновей регулярно гостят у своей любимой бабушки.


Воспоминания
В процессе беседы выясняется, что талант рассказчицы  у Аделии-ханум проснулся гораздо раньше, чем она стала бабушкой. Ильдар стал вспоминать подмосковную дачу (Аляутдиновы – коренные москвичи), куда в его детстве сбегалась детвора со всех окрестных домов.
– Мне вчера на "Фейсбук" написала Лена, соседка по даче, помнишь её?  – спрашивает Ильдар. – Она вспоминает, что у нас была самая дружная улица, пишет, что хочет ещё раз высказать слова благодарности маме, которая постоянно организовывала какие-то мероприятия, покупала призы, подарки. И мы там не просто болтались, а с пользой проводили время.
– Да! Лет 25 прошло! – вспоминает Аделия-ханум.   – Утром встаём, только солнце поднимается, и дети уже стоят у ворот – будете с нами играть? И ждали иногда до вечера! Мы там и костры, и "Поле чудес", и соревнования! Ой, что-то горит, кажется.
Аделия-ханум спешит на кухню.
– Дачу эту мы продали, ещё когда улетели на учёбу в Каир,  – ловит ностальгическую волну Ильдар-хазрат. – Интересно было бы посмотреть, как там сейчас... У нас на даче было  хозяйство: баня, огород, и периодически какая-то  живность – утки, куры, индюки, две козы!
– Ильдара тогда некоторые называли фермером! – вернулась с кухни Аделия-ханум.  

Призвание и вера
У Аделии-ханум экономическое образование. У неё начала складываться успешная карьера, но в силу семейных обстоятельств, когда Шамиль пошёл в первый класс, она выбрала педагогику. Аделия-ханум и сейчас работает в мусульманском культурном центре "Дар", возглавляет Академию талантов. Как вы уже, наверное, догадались, там она занимается детьми.
– Мне кажется, главное – это фундамент создать, чтобы ребёнок потянулся к вере, – рассуждает Аделия-ханум. – Нужно развивать в нём задатки созидателя, понимание того, что такое чёрное, а что такое белое, желание помогать слабому... Сначала это! Приходилось слышать: "Вот, ему четыре года, а он уже Коран читает". Прекрасно! Но важно, чтобы он понимал смысл того, что читает.

Семейная традиция
Ильдар-хазрат в связи с религией вспоминает бабушку. Именно она и мама, по его мнению, стали для него и его брата примером – они и в советское время и намазы совершали, и Коран читали.
– Аделия-ханум,  думали, что сыновья пойдут по духовному пути?  – спрашиваю хозяйку.
– Знаете, недавно перебирала детские блокноты, тетради Шамиля и Ильдара.  Прочитывая их содержание, удивилась, что они, будучи в таком раннем возрасте, задумывались о смысле жизни. Я храню их, чтобы внукам показать.
– Трудно воспитывать сыновей?
– Трудно... Но, знаете, период воспитания – это самый прекрасный, самый светлый и самый плодотворный период в жизни человека, – отвечает она. И я о нём, как о счастливом времени вспоминаю. Без приукрашивания говорю, откровенно.

Праздник
– Как вы относитесь к празднику 8 Марта, в основе которого лежит идея равноправия мужчин и женщин? Вы его вообще отмечаете? – задаю каверзный вопрос хозяйке.
–  Наши имамы говорят, что любой праздник – это повод собраться вместе, пообщаться, повод что-то доброе сказать друг другу, – говорит Аделия-ханум. – А что касается равенства... В семье это одно, а на работе – другое. В чём-то мужчины впереди, а в чём-то женщины. Что касается семьи, то здесь мужчина должен быть локомотивом, а женщина – достойной хранительницей очага.
– Какое качество в женщине самое главное? – спрашиваю Аделию-ханум.
– Богобоязненность. Быть благодарной Всевышнему. И от этого всё исходит.
– Не ум? Не доброта?
– Богобоязненность – это не значит, что нужно сидеть и бояться Создателя, – смеётся Аделия-ханум. – Это очень широкое понятие. Всевышний предписал нам быть добрыми, внимательными к слабым, малоимущим, быть праведными, не совершать греха. Он предписал следить за здоровьем, стремиться к знаниям, не быть жестокими. Это всё в  понятии богобоязненности. На Бога надейся, а сам не плошай – очень хорошая поговорка.  
Разговор продлился гораздо дольше, чем этого требовала работа. Уходить не хотелось. А хотелось, сидя на коврике, всё-таки послушать сказку Аделии-ханум про Мухаммада – этакого Монте-Кристо наоборот, тратящего деньги не ради мести, а только для помощи ближнему.



Подписаться в Яндекс.Дзен

А также подписывайтесь на "Metr" в Яндекс.Новости



Загрузка...
Показать комментарии