"Зов крови – это не пустой звук": что чувствуют дети, которые знают, что их усыновили

Колумнист Metro Регина Утяшева рассказывает удивительную историю из жизни

Регина Утяшева. Фото "Metro"
Регина Утяшева. Фото "Metro"

Декабрь для меня – это время волшебных историй. Героиня одной из них рассказала мне такое, что я до сих пор под впечатлением.

30 декабря прошлого года Кате написала в Facebook некая Манон из Франции: "Привет, ты родом из Латвии, судя по фотографиям. А где ты родилась, случаем не в Риге?"

Катя приехала в Нидерланды из Латвии и родилась в Риге, но поначалу желания отвечать на странные вопросы незнакомого человека не было. Она даже хотела её заблокировать, но почему-то не сделала этого. Поэтому она просто ответила: "Привет, да, я родилась в столице".

А потом Манон написала: "Я твоя сестра".

Катю бросило в дрожь – да, это она. Историю о том, что её сестрёнку мама оставила в роддоме, она знала.

Оказалось, что потерянную сестру забрали из детского дома французы. Во Франции Тамара стала Манон. Выросла красавицей и совершенной француженкой. Приёмные родители не стали скрывать от неё историю её появления на свет. Манон всегда хотелось понять, почему её оставили в роддоме.

Она любила приёмных родителей, они были очень добры к ней. Но ей было очень больно оттого, что настоящая мама её бросила.

– За что? – спрашивала она себя. – Что я не так сделала?

 Она и к психологам обращалась. Душевные раны надо тоже лечить, иначе невозможно будет жить. После бесконечных сессий у душеведов стало казаться, что жизнь налаживается. Ну, а что? Ну оставила мама в роддоме. Ну не её же в этом вина. В конце концов ей повезло – она не осталась в роддоме, а выросла в любящей семье. У неё есть молодой человек, много друзей и интересная работа.

Но накануне Нового года она поссорилась со своим парнем. Ей стало очень одиноко. У него большая дружная семья, а она одна. У неё нет настоящих кровных родственников. И тогда она зашла в соцсеть и набрала свою русскую фамилию.

Девушка, которую она увидела первой в большом списке имён, показалась ей смутно знакомой. Она была похожа на неё саму. И она написала. Сразу и только ей. Почувствовала, что за этой аватаркой скрывается родной для неё человек. Русского Манон не знает, а потому написала сестре на английском.

Очень скоро Катя поедет к Манон в Париж. Им надо о многом поговорить. О маме, например. О том, почему она это сделала. Хотя ответа от неё не добиться. Версии разнятся.

Можно только догадываться, что её подтолкнуло к этому: хроническое безденежье и неуверенность в возможности прокормить ещё одного малыша – на дворе были голодные 1990-е.

Я не знаю и не собираюсь осуждать. Я просто рада за Катю и Манон, которые смогут обнять друг друга через 25 лет.

Я преклоняюсь перед родителями, которые удочеряют/усыновляют. Они для меня герои. Дать тепло и ласку незнакомому малышу – это бесценно. Но зов крови – это не пустой звук. Дети, даже не зная о том, что они приёмные, часто чувствуют себя "не так", они не могут понять, почему они не похожи на родственников.

Услышав историю о своём рождении, они впадают в шок, а потом у них возникает желание разыскать своих родителей, братьев и сестёр.

Неважно, что они увидят, важно увидеть и успокоиться. Важно спросить у мамы: "Почему? Что случилось такого, чтобы ты так поступила?"

Я не знаю, как закончить. Просто обнимите своих близких и порадуйтесь, что они у вас есть. Позвоните им, если они далеко. Разыщите их, если вы потерялись, и скажите, что вы давно хотели поговорить. Отпустите их, если они уже не здесь, но думайте о них с любовью! Будьте счастливы!


Мнение автора  может не совпадать с мнением редакции.

 



Подписаться в Яндекс.Дзен

А также подписывайтесь на "Metr" в Яндекс.Новости

Реклама



Показать комментарии