Наталья Павленкова в фильме "Конференция". Фото "Планета информ", "Metro"
Наталья Павленкова в фильме "Конференция". Фото "Планета информ", "Metro"
Кадр из фильма "Конференция". Фото "Планета информ", "Metro"
Кадр из фильма "Конференция". Фото "Планета информ", "Metro"

Наталья Павленкова: "Нельзя всё время оставаться в зоне комфорта"

В российский прокат вышла драма "Конференция", посвящённая теракту на Дубровке

В кинопрокат вышла драма Ивана И. Твердовского "Конференция", рассказывающая о вечере памяти жертв теракта на Дубровке. Metro поговорило с главной актрисой фильма Натальей Павленковой ("Зоология") о человеческом беспамятстве, таланте и везении.

Подготовка к фильму "Конференция" была мучительной? Погружение в эту историю, разговоры с жертвами, чтение материалов...

Мне это всё было не нужно. Нет, конечно, я и документальные фильмы смотрела, и материалы читала. Но у меня есть свои воспоминания. Когда случился захват на Дубровке, это был день рождения театрального института имени Щукина, в котором я преподаю. Я помню, как пришла домой и муж мне сказал, что произошло. У меня всё это внутри живёт. Я каждый взрыв помню, каждый дом разрушенный, взорванные станции метро. Помню, как дежурили по домам, следили, чтобы ничего не подбросили в подъезды. Помню, как в течении многих лет каждое утро просыпались и сразу искали новости, чтобы узнать: на войне мы или у нас перемирие, затишье или мы опять в бою. Но я хочу сказать, что эта история не только про теракт на Дубровке, там столько всего – про нас, про страну, про семью, про женщин, про человеческую природу.

Страшно было сниматься на месте трагедии? 

Меня больше всего поразило – там ничего не изменили после захвата. Поменяли только кресла в зале, всё остальное – как и было. Там следы от пуль в стенах... Когда я туда попала, я прежде всего подумала о человеческом беспамятстве. Ведь на этом здании зарабатывают, там работают детские кружки, туда ходят люди. Как туда можно прийти с ребёнком на занятия – это вне моего понимания.

Может это и правильно – не держать память о страшном?

Это неправильно. Мы должны оплакивать своих мёртвых, должны преклонить голову, попросить у них прощение, должны поддерживать тех, кто потерял близких. Быть всё время в зоне комфорта – это надо превратиться в кошечку, которая лежит клубочком и ждёт, чтобы ей всё время спинку чесали. Но мы же люди.

Меня в фильме поразило, как ваша героиня в какой-то момент из тихой монахини и жертвы вдруг сама превращается в агрессора, манипулирующего людьми. Что, по-вашему, ею руководит в этот момент?  

Ей просто очень хочется вырваться из ада, который творится в её душе. У неё есть цель. И она  тараном идёт, становится глухой к словам других людей. Но я не могу её осуждать, ни за что. Она попала в такие страшные обстоятельства. Не могу осуждать ни за то, что она сделала во время теракта, ни за то, что ушла из дома в монастырь. Я не то, что своему врагу, а всем врагам человечества не пожелаю такой судьбы.

Вы уже много лет работаете с Иваном И.Твердовским. Он пишет роли специально под вас? 

Так было только один раз на "Зоологии". Никаких коррупционных схем между нами нет. (Смеётся). И на этот фильм я пробовалась 5 раз.

Я думала, вы его муза

Не люблю это слово. Потому что "муза" – это та, на которую надо писать, которую спрашивают: "Хочешь ли ты в этом сыграть?". Нет, Иван занимается тем, что ему интересно, что его волнует. Мы с ним уже 10 лет рядом идём, и на этом фильме я осознала, что он давно меня перерос – он умнее меня, мудрее меня. Ему иногда такие идеи в голову приходят – как будто прямо с неба ему в темечко что-то падает. Так что это моё счастье, что как-то я впрыгиваю к нему в поезд.

До знакомства с Твердовским вы не так часто снимались.

Практически вообще не снималась. Да, были какие-то роли у меня в 16 лет, потом ещё что-то где-то. Но, я считаю, что профессию киноактрисы подарил мне Ваня.

До знакомства с ним не встречались интересные предложения, интересные режиссёры?

Во-первых, очень долго самого кинематографа не было. В 90-е всё рухнуло. Театр ещё худо-бедно выживал, а кино умерло. Мы все ходили на митинги, страну меняли, бизнесом занимались, надо было деньги зарабатывать.  Потом кино вернулось, но это же очень большое конкурентное поле. Нужно уметь предлагать себя продюсерам или ждать счастливый случай. И я лет до 30 ещё грезила кино, а потом для себя решила, что, наверное, оно пройдёт мимо. Для своих актёрских надобностей мне хватало театра.

Вы, конечно, противоречите всем страхам актрис, которые уверены, что после 35-ти приличных ролей не получить.

Это не мой случай. (Смеётся). Во-первых, я никогда не смотрю в паспорт. Я примерно помню,  сколько мне лет, но это меня меньше всего заботит. И потом – старух играть что ли не надо? Про старух тоже хорошее кино снимают.

Вы много лет преподаёте актёрское мастерство. По-вашему, можно воспитать хорошего актёра? Или талант либо есть, либо нет. 

Я давно перестала любить талантливых людей. Моя любовь – трудоголики. Потому что талантом не все умеют правильно распорядиться. Многие уничтожают в себе талант, сев на него и ничего не делая. Они думают – да я сейчас выйду и сыграю легко. Но так не всегда бывает. Я обожаю людей, которые может быть одарены средне, но которые вкалывают по-чёрному, которые себя как алмаз вытачивают и начинают блестеть. Самое главное в нашей профессии – терпение, трудолюбие и творчество.

Везение, наверное, тоже...

Я могу дать совет: мечтайте. И закидывайте свою мечту в небо. Это сбывается – проверено на мне. Однажды я, будучи уже глубоко взрослым человеком, шла вечером после спектакля домой, и, вдруг у меня как-то закипело в душе, и, сама не знаю почему, я сказала в небо: "Хочу сниматься в кино". С чего я вдруг это попросила? Почему именно в тот момент? Может какие-то предвестники были. И мне сверху сказали: "Захотела? Вот тебе Иван И.Твердовский".

Всегда бы так происходило

Но я же не просила послать мне роль в сериале на 300 серий. Мне в голову такое не приходит. Я человек времён Шукшина, Тарковского, выросла на "Зеркале", "Андрее Рублёве". Поэтому кино для меня – это не то, что сейчас мелькает в телевизоре, всё пластиковое, бессмысленное. Кино – это что-то очень важное, как большая книга, которая встанет на полку в библиотеке. Я мечтала о таком кино.

Кроме Твердовского есть ещё режиссёры, которые дарят вам счастье работать в интересном кино?

Перед "Кинотавром" я снялась у Владимира Битокова, ученика Сокурова. Это его вторая лента, и у меня там небольшая роль. Это моя надежда и новая любовь. Я пошла по молодым. (Смеётся).  


Подписаться в Яндекс.Дзен

А также подписывайтесь на "Metr" в Яндекс.Новости



Загрузка...
Показать комментарии