Сергей Полунин. Фото Василий Кузьмичёнок
Сергей Полунин. Фото Василий Кузьмичёнок
Сергей Полунин. Фото Василий Кузьмичёнок
Сергей Полунин. Фото Василий Кузьмичёнок
Кадр из шоу Satori. Фото Предоставлено организаторами
Кадр из шоу Satori. Фото Предоставлено организаторами
Кадр из шоу Satori. Фото Предоставлено организаторами
Кадр из шоу Satori. Фото Предоставлено организаторами

Сергей Полунин: Не стоит продолжать систему: кто пробился – молодец, а на других плевать

Интервью звезды мирового балета

Звезда мирового балета Сергей Полунин 15 октября представит в столице шоу Satori. Накануне премьеры мы поговорили с танцовщиком о самой постановке, о суровом балетном мире и о татуировке президента, которую нужно оберегать.

Расскажите, пожалуйста, что ждёт зрителей Satori?

Очень яркое шоу, в котором каждый сможет увидеть себя. Это разговор со своей тенью, рассказ про человеческую жизнь, про детство, про отношения с родителями. Красивые цвета, красивая музыка, эмоции. 

Почему вы пригласили режиссёра Габриэля Марселя дель Веккио, работавшего в цирке "Дю Солей", а не человека из мира балета? 

До того, как стать режиссёром, Габриэль был главным клоуном в цирке "Дю Солей". Он – отличный актёр и психолог, и мне было интересно с ним поработать. В основе шоу – буддийская философия, поэтому всё должно быть просто, без перегруженности движением. Главное – это драматургия, ощущения. Габриэль сделал спектакль, который смотрится как кино.  

В последнее время кино стало вашим новым призванием, вы уже успели сыграть в нескольких картинах, включая "Нуреев. Белый ворон". Знаю, что вы пробовались на главную роль, но её в итоге сыграл Олег Ивенко. Жалеете, что так случилось?

Так решил режиссёр Рэйф Файнс, это его фильм, его видение. Конечно, было бы здорово сыграть Нуреева – тем более, что и по возрасту я подходил. Но почему-то этого не случилось... Я никогда ни о чем не жалею. Наоборот, за всё Вселенную благодарю. Значит, так надо. Я фильм пока не видел, но у меня ощущение, что Олег хорошо сыграл. 

Не было возможности посмотреть кино?

Мне сложно видеть себя на экране. Но, конечно, интересно посмотреть, что у Рэйфа получилось. 

Вы планируете продолжать актёрскую карьеру?

Да, я снялся во французском фильме "Обыкновенная страсть" (Passion Simple), его премьера должна состояться на Берлинском или Каннском кинофестивале в следующем году. Я играю сотрудника российского посольства. В него влюбляется главная героиня, француженка, которая догадывается, что мой герой – шпион. Фильм снят по очень популярной книге Анни Эрно. У моего персонажа есть реальный прототип, он занимал высокий пост и даже был близок к Путину. Писательница изменила все имена в книге, но, насколько я знаю, к ней всё равно приходили спецслужбы и допрашивали, что она знает про этого человека. 

Будем ждать премьеры! В этом году вы стали и.о. ректора Академии хореографии в Севастополе. Придётся ли из-за педагогической деятельности жертвовать чем-то – меньше выступать, сниматься?

Нет, я планирую всё совмещать. Не вижу никаких преград для этого. Работа в школе с детьми – это такое наслаждение. Когда я учился, мы считали, что в учителя идут люди, которые ничего не добились. А когда сам дал первый урок, то испытал счастье. После этого я стал давать всё больше и больше уроков, а теперь у меня появилась школа. 

Читала, что вы противник существующей системы обучения в балетных школах, потому что она подавляет детей. Но ведь эта система даёт результаты – сколько великих танцоров выпустила. 

И в пустыне вырастает цветок, но можно сделать сад. В советских школах ребёнку говорили: "Ты – жирная свинья, ты должен за неделю похудеть на 7 кг. Если не похудеешь, то из школы тебя выкинут". Ребенок шёл и худел непонятно какими способами. А потом у него начинались проблемы со здоровьем: булимия, бесплодие у девочек, выпадение волос, кости рассыпались. И всё это только из-за того, что какая-то тетка сказала срочно похудеть. И так происходило годами, десятилетиями.

У вас остались неприятные воспоминания о своей школе? Над вами тоже издевались?

Нет, надо мной не издевались, потому что у меня сильный характер. К тому же, я был талантливым ребёнком, и меня хвалили. Но моменты подавления тоже были. Например, сильных учеников не пускали танцевать – чтобы "не загордились". Какие-то абсолютно дурацкие принципы. И я знаю коллег, у которых из-за школы были проблемы с питанием. Некоторые смогли потом восстановиться, а кто-то до сих пор страдает. 

Вы знаете, как изменить систему?

Самое простое – нужно объяснить ребёнку, как правильно питаться. Но люди и этого не понимают, не знают, как это делать, и это всё тянется из поколения в поколение. Так же, как я прихожу в театр и прошу: "Не надо мне рисовать жирные чёрные линии под глазами – это уже не актуально". А мне отвечают: "А почему? Мы 20 лет так делаем". Сложно пробиться. Но когда ты сам становишься частью системы, ты уже можешь вносить изменения. Государство заинтересовано иметь здоровое поколение, людей со здоровым мышлением. Не стоит продолжать систему: кто пробился – молодец, а на других плевать. 

В начале этого года западная пресса писала, что парижская Опера со скандалом расторгла с вами контракт из-за некорректных высказываний в Instagram. Правда ли это? И что вы думаете по поводу случившегося?

Со мной расторгли договор, но не по той причине, о которой все написали. Это произошло из-за моей политической позиции, из-за поддержки российского президента. Люди просто ждали любой моей ошибки, чтобы иметь возможность за что-то зацепиться и на это надавить. И они взяли пост в Instagram, раздули историю, создали вокруг меня негативное поле, из которого мне пришлось выбираться. Но я знал, что так произойдёт. Когда ты делаешь что-то необычное, то быстро становишься аутсайдером. Когда я ушел из лондонского Королевского балета, сразу пошла волна негатива: "Мы недостаточно хороши для тебя?" Балетное сообщество не принимает тех, кто играет не по правилам. Но мне это уже не очень важно. 

Вас больше не привлекает работа в театре? 

Я хочу танцевать в театре. Мне нужно место, где можно создавать что-то своё. И если мне дадут театр или построят новый, я с удовольствием в нём буду работать. Но идти в чью-то чужую труппу для меня смысла нет. Существует давняя, устоявшаяся система, а я строю другую – параллельную, альтернативную, конкурентоспособную. Я бы хотел создать такую систему, как цирк "Дю Солей" – независимую, путешествующую, где любой артист будет чувствовать себя свободно. 

Не могу не спросить и про татуировку с изображением российского президента. Кажется, вы говорили, что она вас оберегает. Действительно чувствуете защиту от неё? 

Я бы сказал, что, скорее, наоборот – я своей энергетикой оберегаю, потому что мой ангел-хранитель постоянно соприкасается с ней. (Немного оттягивает ворот футболки, чтобы показать верхнюю часть татуировки и висящий над ней нательный крестик).  

Вы представляли детей первого набора севастопольской Академии президенту. Успели с ним пообщаться? Показывали татуировку?

Не показывал (смеётся). Но он знает про татуировку. Президент сказал, что я модный артист, и здорово, что я буду работать в Крыму. Интересно было пообщаться, приятно услышать добрые слова. 

Раньше вы говорили, что ваша цель – быть лучшим танцовщиком в мире. Сейчас для вас также важно быть лучшим?

Я это загадывал в 19 лет. Сейчас у меня другие цели. Самое интересное – это расширять свои возможности. Тогда появляется много энергии. Чем больше ты ставишь себе задач, чем они невозможнее – тем больше сил тебе даётся.


Подписаться в Яндекс.Дзен

А также подписывайтесь на "Metr" в Яндекс.Новости




Загрузка...
Показать комментарии